KHR. Skyfire

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » KHR. Skyfire » Альтернативная игра » Красивые люди всегда добрые, или почему Гокудера вечно злой, как собак


Красивые люди всегда добрые, или почему Гокудера вечно злой, как собак

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

Название отыгрыша:
Красивые люди всегда добрые, или почему Гокудера вечно злой, как собака.

Фэндом, участники:
Будущее +6, AU

Действующие лица:
Гокудера - он же большой начальник. Обладает авторитетом и физической силой. Характер скверный. Женат.
Такара - она же маленький подчиненный. Когда-то была хорошей девочкой, но связалась с мафией и покатилась. Характер скверный. Не замужем, есть Лось.
Мед.персонал - он же "отпустите, сволочи!", он же "попробуйте только упустить", он же "предатели...",  он же "верните на этот свет, а?", самые страшные люди, но удачно притворяются добрыми. Характер скверный. Не женаты.
Здание госпиталя - которое вообще не в теме.

Жанр, рейтинг, возможные предупреждения:
Мат, насилие и мозговынос.

Краткое описание:
Трагикомедия в трех актах, в которых герои научатся: искусству такелажа из простыней и рыжих хвостов, выстукиванию морзянкой фразы: "спасите мою задницу", мгновенному спортивному ориентированию в незнакомых коридорах и умению гнуть вилки и буйный характер в баранку одним только свирепым взглядом.

Отредактировано Takara Hattori (18-10-2014 14:46:44)

+1

2

Время было позднее - самое то для всяких темных делишек. Как можно медленнее и жалостливее волочась по коридору, Такара шла к посту дежурной медсестры, которая тут же прищурилась. Ну не-е-ет. В этот раз удрать у этой дикой рыжей женщины не получится, несчастным медсестрам и медбратьям и так досталось на орехи, когда она драпанула в прошлый раз с тремя огнестрельными ранами-то. Девушка с аккуратным светленьким хвостиком над линией воротничка халата уже хотела угрожающе приподняться из-за стола, когда Такара особенно беспомощно оперлась о высокую капельницу, которую со страшным скрипом тащила за собой. Мелкая, похудевшая, бледнющая, с адскими синяками под глазами, в этой белой пижамке с разбросанным по ней рыжим хвостом она походила на активиста Хэллуина. А уж когда пыталась что-то сказать своим охрипшим, почти пропавшим голосом - и вовсе превращалась в какое-то чудовище. А весь медперсонал, сволоты такие, не скрывая, радовались, что эта буйная вонгольская женщина в кои то веки не может орать. Хоть отдохнут! И скрутить можно, не боясь услышать о себе много нового. Но до этого момента Такара не особо то и пыталась: быть буйной при двусторонней пневмонии - это тебе не шубу в стринги заправлять, на минуточку.
Такара ненавидела слезливые фильмы, вечно плевалась в сторону Титаника и говорил: "ты чё, охуел эту фигню смотреть?! Гони Рокки!". Потому в душе не чаяла, что принимать ванны в Атлантике в октябре - не такая уж и охуенная идея, как показалось сначала, когда выхода было только два: или ледяной океан, или горящий самолёт. После аккуратного, надо сказать, и своевременного выполнения основного задания, деваха, как всегда, чуток перестаралась и рванула, к хренам, самолёт, вместе с горсткой оставшихся мудаков и контрабандой. Всё это радостно грохнуло в воздухе, когда Такара с визгами окунулась в воду. И всё было б охуенно просто, если б она умела хотя бы плавать! Хоть в какую-нибудь сторону, кроме как вертикально вниз! Так нет же ж! Рыжая в панике побултыхалась на поверхности под горящими осколками самолёта, наглоталась воды, и точняк топором пошла бы на дно, если б какая-то часть этого самого самолёта не рухнула прямо тут же. Ооо! Если б Такара знала, что героически повторила подвиг красотки Розы, то из чистой вредности вышвырнула б спасительный обломок. Но Ямамото никогда не настаивал на тошнотворных просмотрах уродских мелодрам, так что Такара посылала ему лучи любви со своей дощечки посреди океана, а Гокудере - сигналы сос.
Она не знала, когда её вытащили из этой адской ледяной воды и кто это сделал, девчонка тогда была уже без сознания. Зато явные признаки обморожения, множественные побои, сильный ушиб позвоночника и головы, обезвоживание и попытка помереть - на лицо. Очнулась Такара через три дня уже в до охренения знакомой палате. Светленький потолок, зашторенные высокие окна и могильная тишина. Пиздец! Снова этот закрытый частный госпиталь для вояк Вонголы, куда её пытался постоянно упечь Гокудера. Бляха-муха, какая хрень случилась?! Она же живая была! Потом ей, конечно, объяснили... еще раз объяснили, и потом еще добили радостными диагнозами, в следствии которых: "вы у нас тут полежи-ите, отдохнё-ёте, придёте в себя... Мы вас подлечим". Да щас прям! С разбегу! Такара всеми силами души ненавидела больницы, врачей, таблетки, пилюльки и всякую такую лабудень. Будь эти больницы даже сто тысяч раз частными и самыми лучшими. Вы тут сами отдыхайте, а я пошла.
  Именно потому, всеми силами стараясь изображать помирающего лебедя, рыжая деваха плелась по коридорчику, опираясь на высокую капельницу.
- Да в туалет я, бля! - прохрипела Такара, сверкнув запавшими глазищами и встряхнув баночками на капельнице. Те жалобно зазвенели, деваха даже покачнулась для убедительности.
- У вас в палате есть уборная. - Не отступала медсестра, потому что пацент этот был особо буйный. Ей всего один раз надо нажать на кнопку под столом, чтобы вызвать бравых ребятушек...
- Там розовые стены, блять!
- Во всех уборных здесь стены одинакового цвета.
- Блять! Не беси меня, женщина! Сейчас вернусь. Куда я, бля, денусь... - мрачного просипела деваха и, согнувшись в  три погибели, пошкондыбала вместе со своей капельницей дальше по коридору, к туалету, страшно скрипя ею по полу, как древнее приведение. Медсестра с сомнением проводила рыжую, всклокоченную деваху в белой пижаме взглядом: ну... куда она в таком состоянии денется, в самом деле?.. Она едва ходит, почти не говорит, да и мимо охраны в этот раз точно не проскользнет...
А Такара медленно прошлёпала по коридору, елозя по нему белыми носками, завернула за угол и вдруг выпрямилась, вздорно встряхнув волосами. Та-даам! Рыжая усмехнулась и быстро-быстро огляделась. Сзади был коридор с осточертевшей уже палатой и бдительной медсестрой, бвахаха, в гробу я вас всех видела, врачи! И не подумаю больше тут лежать: во-первых, уныло, во-вторых, нехрена тут делать, раз не померла, а в-третьих, сюда может припереться взъерошенный Гокудера и начнет орать, как психованный, руками будет размахивать. Ну его нахрен, ему давно уже пора лечиться электричеством. Такаре хотелось закрыться в квартире с Ямамото, и посылать всех через дверь нахер, а не отлеживать задницу хрен пойми где, терпеть иголки (задница та самая уже синяя вся от болючих уколов) и лекции о здоровом образе жизни. Она и так тут уже почти пять дней. Хватит всем! Потому девчонка решительно распахнула дверь в туалет и закрыла её за собой. Ооо! Твою мать! А туалет то на третьем этаже! После двери самолёта над волнами это конечно херня, но прыгнуть в это окно как-то... Такара, распахнув окно, с сомнением посмотрела вниз, на ровненький газончик, подсвеченный красивыми фонарями и покрытый сорвавшимися с деревьей осенними листьями. Вдохнула-выдохнула и забралась на узкий подоконник - слинять через окно? да как нефиг делать! От Лося она вон хренову кучу раз так бегала! Все нормально будет.

Отредактировано Takara Hattori (22-10-2014 18:54:08)

0

3

Как говорится - это не я злой, это у меня работа нервная и злая. Так про себя мог бы сказать Гокудера, разбуженный посреди ночи экстренным вызовом по каналу, который был доступен его личной гвардии и самым доверенным людям. С передатчиком глава службеза не расставался даже ночью. Услышав отрывистый прерывающийся сигнал, хранитель Урагана подорвался из кровати и ринулся к Джанини. За несколько минут на ноги были подняты все, мало-мальски относящиеся к команде быстрого реагирования, обеспечивающие прикрытие и эвакуацию бойцов Вонголы, оказавшихся в опасной ситуации.
А в этот раз в дерьмо по самые гланды вляпалась Такара. Которая принципиально-демонстративно не пользовалась помощью семьи и начальства, даже когда ей на пятки наступали и эти пятки поджаривали. И вот сейчас воспользовалась.
И на то была причина. Шутка ли - Такара пеленговалась в открытом океане, посреди Атлантики. ОХРЕНЕТЬ.
Будем честны, Гокудера не ожидал, что рыжую бестию удастся вытащить. Октябрь месяц, ледяная вода, возможные ранения в ходе выполнения задания и время, играющее не на них. Ничто не способствовало тому, что Такару удастся вытащить. Но Гокудера не был бы хранителем Урагана, одним из самых трахнутых на всю башку людей, окружавших Десятого, если бы не попытался сделать невозможное.
Рыжую деваху спасли. Вонгола своих не бросает. Особенно службез. Особенно Гокудера своих.
Выслушав доклад спасательной группы, Хаято перевел дыхание, словно он все это время ходил в тугом корсете и не мог вздохнуть. Успели. Жива. Даже когда ее вытаскивали из воды, обледеневшую, покрытую инеем, Такара умудрялась сквозь зубы хрипеть проклятья и матюги. Ну раз материлась, значит, жить будет.
Спустя три дня пришло сообщение, что девушка пришла в себя. Дав Такаре время хоть немного оклематься, Гокудера изучал доклады и отчеты по этому делу, как Такара оказалась на борту самолета над Атлантикой. Вот же ж... любительница самодеятельности гребаная.
На вторые сутки, как Такара очнулась, Гокудера поехал в госпиталь. Нужно было лично удостовериться, как себя чувствует эта засранка. Ему же Ямамото голову оторвет, если о ней что-то серьезное случится. Балбесина не особо посвящен в то, чем занимается его приятельница под руководством Гокудеры. И хорошо бы и дальше оставался в неведении.
Прибыв в госпиталь, Хаято направился в главное здание прямиком к регистратуре. Насчет Такары он давал особые распоряжения. Поэтому когда полуитальянец подошел к стойке, дежурная ему тут же отчиталась, что и как. Четко, лаконично, по-армейски. Но на слова что рыжая зомбяком поползла в туалет, Гокудера только усмехнулся. При наличии личного санузла в палате, демонстративно поперлась хрен пойми куда через полтора этажа и полкрыла.
- Пойду проконтролирую, - бросил Хаято, направившись в указанную исполнительной медсестричкой-стукачкой сторону.
Замки в туалетах весьма условные и сомнительной прочности, поэтому не составило особого труда толкнуть дверь над замком посильнее, чтобы дверь распахнулась и явила стальному взгляду грозного начальства его очухавшуюся подчиненную, балансирующую на подоконнике узенького окна. Тощее безобразие, с красноватыми следами обморожения по всему телу, в больничной рубашке, пристегнутое к передвижной капельнице - краше только в гробешник кладут.
- Далеко собралась, рыжая? - сухо осведомился Гокудера, шагнув вперед, на случай если эта дурная башка вдруг решит продолжить косплеить главгероиню "Титаника" и сигать с высоты хрен пойми куда рыбкой.

+1

4

Такара уже почти нашла в себе силы, чтобы сигнуть в окно на газончик, когда за дверью послышались шаги. Деваха прислушалась, замерев и вцепившись пальцами в оконную раму. Какого хрена там кому-то не спиться, а?! Давай-давай, шкреби себе до следующего сортира. Такара прикусила губу и отвернулась, когда в дверь с той стороны шарахнули.
- Блять! - с испугу прохрипела деваха, повиснув на подоконнике, еще сильнее вцепившись в раму. Не-е-е, ну нахрен, свободных падений ей и так хватило! Она уже обернулась, страшно скорчив и без того не особо приятную физиономию на эту грёбаную бдительную медсестру (а кто еще может шляться тут среди ночи?!) и тут же напоролась взглядом на стену стали просто. - Ёб твою мать, - всё, капец пришел! Не успела! - Гокудера! Это бабский сортир, блять, - страшно просипела Такара, чувствуя, что без воплей матюкаться сквозь зубы как-то несолидно получается. Какого хрена ты тут делаешь вообще?! Тебе надо быть в кабинетике, в Вонголе, сопли подтирать всем оставшимся хранителям и Боссу заодно, а не шататься по коридорам! Всё, сейчас он ей вынесет мозг нахрен, а с мозгами у Такары и так были иногда проблемы, это вся Вонгола знала. - Воздухом, блять, подышать свежим, а то жарковато, - мрачно проговорила Такара, сведя брови, от чего синяки под глазами стали еще страшнее, и всё-таки перекинула ноги на улицу: выслушивать вопли о технике безопасности ей вообще не особо то хотелось, не смотря на то, что эту знакомую, злобную физиономию Такара была видеть очень рада. Особо сейчас, когда она слегка ласты склеила. Хоть одна адекватная, но злобная рожа среди этих тошнотворных мудаков в белых халатах. Гокудера с его психопатией за годы постоянного мозговыноса стал вообще как родной, с этим чуваком можно было работать вместе и решать дела. Только бы он не впал в психоз... - Только спокуха, Гокудера! Не ори! - предупреждающе выставила рыжая вперед ладонь, поджимая голые ноги - что-то как-то холодно пиздец было. - Лучше это... о! У тебя покурить есть? - прохрипела деваха заговорщецки, мотнув в его сторону башкой и передернув плечами. - Блять, дай затянуться, а? А то тут сволочи эти никто не дал. Врачи всё орали о проблеме с лёгкими и даже ходить быстро запретили, потому, когда она попросила сигарет, прочитали ей лекцию, вместо того, чтобы, блять, дать хоть одну! Чтобы нервы подлечить! Вместо этого, сволоты, предлагают нервы лечить укольчиками успокоительного... - Бля, Гокудера, будь человеком.

Отредактировано Takara Hattori (19-10-2014 11:09:07)

0

5

Гокудера скептично оглядывал открывшееся ему зрелище и недовольно цыкнул. Такара выглядела хреново, но зато была живой и злобной. Это для человека-то, искупавшегося в океане среди айсбергов, прохладным осенним деньком.
- И что я тут не видел? - саркастично осведомился хранитель Урагана. - Полуголая полудохлая баба с тощими ляжками. Которая сбежала из палаты и собиралась спрыгнуть на газон с третьего этажа, - Гокудера с усмешкой театрально хлопнул в ладоши. - Понравилось выпрыгивать из горящего самолета?
- Только спокуха, Гокудера! Не ори! - выпалила Такара надтреснутым сиплым голосом, едва ли напоминающим ее обычный тембр. Впрочем, Гокудера орать и не собирался. Для него было важно и существенно, что она жива, невредима, а значит, скоро будет в строю после некоторого времени реабелитации.
- Может, ты наконец-то научишься играть в команде, - подрывник с довольной усмешкой коснулся пальцами виска, точнее уха, в котором был скрыт микрофон с передатчиком.
- Лучше это... о! У тебя покурить есть? Блять, дай затянуться, а? А то тут сволочи эти никто не дал, - тем временем выдала Такара очередную гениальную идею. Гокудера громко фыркнул, чтобы не расхохотаться. Уж слишком несуразный контраст был между полумертвой Такарой с ее желаниями. Но тем не менее мужчина выщелкнул из пачки сигарету и с невозмутимым прикурил, вызывающе глядя на деваху. Главное чтобы со психу не навернулась с подоконника. Но при желании он всегда сможет сгрести рыжую бестию за шкирку.
- Бля, Гокудера, будь человеком.
Сделав несколько глубоких затяжек, Гокудера вытащил наполовину выкуренную сигарету и протянул руку к Такаре, поднеся к ее губам. Курить - не дал. Пару раз затянуться - заслужила. Но не более.
- Если не хочешь, чтобы усугубился отек легких, - сухо бросил глава службеза, отобрав сигарету, и выдохнул облако дыма, мусоля фильтр сигарты между тонкими нервными пальцами, унизанными кольцами. - Мне нужно, чтобы ты максимально скоро оправилась после гипотермии.
Подойдя к ней, Гокудера оперся рукой об оконную раму.
- Какой у тебя был изначальный приказ? - спросил Гокудера, глядя на колышущиеся на ветру рыжие космы Такары. - Почему случилось такое дерьмо? Мы рассчитали и проговорили с тобой почти все варианты исхода операции, но почему ты, блять, занялась самодеятельностью? Нахер ты мне сдалась мертвая и плавающая на туристическом маршруте фанатов Кэмерона?! - Гокудера осекся, заметив, что заметно повысил голос, и продолжил уже спокойнее. - Давай рассказывай. Если уж ты в силах носиться по госпиталю и выпрыгивать из окна, то и говорить сможешь.

+2

6

Нет, этот гад явно приперся сюда, чтобы поиздеваться над Такарой. Пользуется тем, что она слегка не в адеквате после атлантической водички. Он то-о-лько потянулся к передатчику в ухе, а морду девахи уже перекосило так, что ею можно было пугать детей. Вот только попробуй что-нибудь ляпнуть по поводу экстренной кнопки, я тебя мигом в соседнюю палатку уложу! Но Гокудера и не подумал убояться страшно сверкающих запавших глазищ на бледнющей, покрытой красноватым пятнами физиономии.
– Какой еще команде, блять?! – рявкнула Такара даже вполне своим таким, нормальным голосом, но тут же еще страшнее захрипела, закашлявшись, задёргавшись, мгновенно передумав прыгать на газончик – хрен ему! – Не лей мне чай на спину, Гокудера, – предупреждающе прохрипела деваха, когда кашель отпустил. В его голосе, фигуре и жестах не было и капли злорадства, но рыжая в своей трахнутой на оба полушария башке все равно слышала это: ага-а, как прижало хвост, так сразу вспомнила про сто раз посланного в задницу со своей техникой безопасности папочку-Гокудеру, прискакала с жалобами. Пиздец! Это было первой мыслью Такары, после того, как она очнулась и поняла, что черти не с вилами, а с капельницей. Надо было срочно придумать какое-то охрененное оправдание, но ничего, кроме банального: «я жить хочу» в башку не лезло. И это бесило аж до зубного скрежета. Деваха морщилась, хмурилась, страшно сопела, сверкала глазами, втягивала воздух сквозь сжатые зубы и в упор смотрела на начальство, пытаясь ему мысли эти внушить, но начальство продолжало тупо издеваться. Гокудера достал сигарету и прикурил. Такара чуть не свалилась с подоконника, потянувшись за терпким дымом – хоть подышать отравой. Она так пожирающе смотрела на Хаято, что у того кости должны были сами собой сжаться, перемолоться в труху и в трусы высыпаться. Вот же ж!..
– Какая, к хренам, команда?! Я одна работаю, нехрен мне шить тут хуйню. Мне твоих воплей в ухо и брифингов хватает на полгода вперед, бля! – хрипеть у истерички получалось тоже очень убедительно всё то время, что он курил и не докапывался до нее. Да еще как вызывающе! Ах ты ж блондинистая сволочь!  Такара уже готова была спрыгнуть со своего насеста и отобрать курево, пропнув гаду в колено,  когда он сам подошел, протянув собственную сигарету. Деваха удивилась, но отказываться не стала, жадно затянувшись из его руки, капец, он крепкие курит, аж в ослабленную голову дает, но хорошо так дает – стены куда-то в сторону поехали, Такара прикрыла глаза, чтобы не свалиться. Физиономия с каждой затяжкой добрела: дымить из пальцев главы службеза Вонголы в сортире госпиталя – отличная терапия для расшатанных последней миссией нервов. Как будто куриным бульоном с ложки накормил.
– Я, блять, думала, ты мне на волны веночек с лентами скинешь, – просипела Такара, выдохнув струю дыма и глянув на Гокудеру сбоку, когда он сигарету отобрал. Для того и нажала на эту грёбаную кнопку, чтобы хоть знал, да по подвалам террористов не искал. –  А ты что устроил?! – Буйная деваха, которая обычно вообще не просчитывала свои действия дальше трёх шагов, абсолютно не представляла, что надо сделать из кабинета, чтобы выловить эту гребаную недоутопленницу из холоднючего океана.
– Какой-какой… – понимая, что ей сейчас будут читать мораль, сморщилась Такара, глянув на нависшего над ней мужика, и поджала под себя ноги, выдернув из руки капельницу и отшвырнув стойку к стене, что аж баночки задребезжали – задолбала уже болтаться тут. – Устранить, блять. – Как будто он дает ей другие приказы! Устранить. Ну, это если резюмировать все те четыре страницы сплошного текста,  которые после прочтения надо было сожрать. – Пиздец, Гокудера, ты опять?! А я тебе говорила – оставь мне три свободных процента на форс-мажор! – задрала она на него башку, сведя брови. Что ты хочешь, чтобы я тебе рассказала?! Какая похрен разница после положительного результата? – Я вообще не виновата, что все наши пациенты – гребаные на всю башку маньяки.  Хер ли, я в этого мастера-ломастера нож всадила, а у них целый самолёт с баблом того самого клише, ты был прав. И клише там же. Не в Италии. Да они эту херню наклепают, блять, всю Вонголу можно будет купить! – война – затратное дело и отдавать в руки каких-то абсолютно левых чуваков такое богатство, как идеальное, почти точна копия оригинала, клише изображений американских долларов, бумага и химсостав краски – слишком большой козырь. И плевать бы на них, пусть с этим Казначейство США разбирается, если б уроды не толкали свои сраные подделки среди союза дружественных семей Вонголы, а активистов этих семей бравые власти потом не сажали на электрический стул.  – Нахер сдалась… – она вдруг помрачнела и, сверкнув голыми острыми коленками, чуть не заехав ими Хаято по груди, села ровнее, бешено смотря  на него, – да вот похер было, Гокудера! А нахер ты Вонголе сдался с красной меткой на лбу?! Какая-то местная крысятина сдала тебя вместе с твоими подштанниками и семьей. Может, за те же левые бабки и сдала, – своим пропавшим голосом пыталась проорать ему это чуть ли не на ухо Такара раньше, чем сообразила, что говорить этого не хотела. У террористов целое досье в мягких папочках на бесящего всех и всегда слишком умного ураганника, вплоть до цвета его трусов по вторникам, и там же расписание благоприятных моментов для пули в затылок. – Это охуеть просто! Ты бесишь до охренения, я б тебя сама твоим гребаным галстуком задушила, – шипела девка, прищурившись смотря в упор в лицо нависшего над ураганника, она б его схватила за ворот, но Гокудера всегда резко на такие выпады реагировал – нехуй его еще больше доставать. То, что главу службеза хотят грохнуть – вообще не секрет, но от такой четко-спланированной операции с учетом всех мелких деталей и особенностей охраны самого Гокудеры у рыжей вздорной девахи патлы встали дыбом вдоль всего ирокеза. – Чуваки не долетели никуда, твоим досье подтирается Спанч Боб, а клише где-то рядом с гребаным Сердцем Океана, пусть поищут, уроды, – говорить стало трудно, горло от сорванный воплей разодрало, на губах появились красные разводы, Такара оттянула рубашку, стерла горлом пошедшую кровь с внутренней стороны губы, остальное  проглотила, поморщившись и так и не сказав, что рвануть к хренам самолет со всей этой хернёй – единственная мысль, которая тогда её осенила. И если б Гокудера допускал те самые три процента, ему не пришлось бы сейчас делать такие страшные глаза.

Отредактировано Takara Hattori (22-10-2014 21:01:17)

+1

7

- Даже двое - уже команда, - отрезал Хаято, сканируя пристальным взглядом чуть прищуренных из-за прогрессирующей дальнозоркости глаз перекошенную физиономию Такары. Из-за этого прищура и некоторой расфокусированности взгляда создавалось впечатление, что глава службеза смотрит сквозь деваху, как рентгеном, ага. Но это было не так.
- Венки сбрасывать - не моя обязанность. Да у личных чистильщиков даже могил не бывает, на то они и тайные, - усмехнулся Гокудера. Дурное настроение из-за ожидания и страха за жизнь этой бешеной рыжей псины сменилось почти благостным распоряжением духа. В общении с Такарой Хаято всегда включал большого начальника, но именно с ней он чувствовал себя в своей стихии. Перед ней не нужно было притворяться и включать видимост. С ней можно быть самим собой. Если надо - гавкнуть и получать визгливый заливистый лай в ответ. Но это все так кардинально отличалось от того беспрекословного молчаливого повиновения, с которым он сталкивался, став заместителем и Правой рукой Десятого.
Такара не боялась иметь собственное мнение и активно его отстаивала.
Как и сейчас, например.
- Такое чувство, что ты сама этот форс-мажор провоцируешь, - усмехнулся ураганник, проведя рукой по макушке Такары и взъерошив волосы. Но от последовавших слов девахи Гокудера посмурнел, нахмурился, из взгляда ушло тепло. Глаза снова стали колючие и стальные - благо, цвет обязывал.
- Продали, значит, - повторил за ней подрывник после ее прочувствованной яростной речи. - Значит, недоработали где-то, раз появилась брешь в системе безопасности, - он только кивнул Такаре. Мертвый он действительно нахрен никому не сдался, а если она сумела такое выяснить и с таким грохотом отрубить гидре одну из голов по самое не хочу, то ее и хвалить не надо. Такара сама знает, что она должна делать.
- А ну марш в кровать. - коротко велел Хаято, заметив,что на губах у рыжей выступила кровь да и булькает она как полузадушенная курица с наполовину вскрытой глоткой. И предупреждающе поднял руку, пресекая новую порцию воплей. - Иначе тебя так обколят снотворным и седативными, что еще неделю будешь пузыри из слюней и соплей пускать, - сгребя ее за костлявое плечо, Гокудера стряхнул ее с подоконника, по-хозяйски взял капельницу одной рукой, а другой сгреб Такару за рубашку за шкирку и выпихнул из туалета в коридор. - Ты мне лучше объясни, какого хрена ты на доске замерзала, а не проплыла 10 метров к спас-комплекту и не активировала плотик. Поисковики докладывали, что там был плотик среди обломков самолета, - Хаято почетным конвоем направился с Такарой в сторону ее палаты, со всеми удобствами, между прочим, которые она, ясен пень, не ценила.

+1

8

Вот гад, а! Венок зажмотил. Как вертолет, самолет, чертову палату с долбанными медсёстрами – так как нефиг делать, а как венок – так хрен. Деваха не стала ничего говорить об обязанностях Гокудеры как лидера, ага. Например: ну дак забери уже свою херню, Гокудера, она мне нахрен не нужна, как могила, ты ж понимаешь. Только посмотрела на него из под бровей, даже что-то вроде полудобродушного оскала на физиономии изобразила. Да ладно. Сколько лет уже она игнорирует эту позорную кнопку в ухе, но всё равно носит – если эта её серьга помогает Гокудере спокойнее спать все его три часа сорок три минуты, пусть болтается. Ну его, нехрен наждачкой елозить по адскому чувству ответственности, а то он и так припадочный, а совсем с ума сойдет от ненужного для него беспокойства, они что все будут делать? Не хочет венки кидать – пусть не кидает. Хочет с вертолётиками для своей гвардии играться – пусть играется. Спасает. Бывает нужным. Для него кажется, это куда важнее, чем для таких неблагодарных сволочей, как Такара, которых он упрямо спасает и спасает.
– Ну, блять! – вздорно вякнула Такара по привычке, но незлобно, ткнулась затылком в ладонь, как приблудившаяся псина. – Кто-то ж должен быть гением на месте, – рыжему террористу Вонголы самоуверенности было не занимать. – Адаптация к условиям, бляха-муха, что-то я не слышу гордости в голосе, блять! Да ты охренел, начальник, чем ты недоволен вообще? – она чуть не схватила мужика за его дорогущий пиджак, но глаза Гокудеры снова стали ледяными, как по щелчку, и девка осталась на своем подоконнике, лихорадочно и теперь уже натурально зло сверкая глазами. Вот… вот ты идиот, блять! Опять Вонголой мозг загрузил?!
– В твоей безопасности! – толкнула она его кулаком в грудь. – В твоей, блять! – это просто охренеть! Ты что, не понял, что я тебе сказала, мудак ты белобрысый?! Может, он конечно и привык на лбу красную точку ощущать, но Такара вот охренела, когда до неё дошло, насколько спланированное, насколько хорошо подготовленное это было покушение. Это пиздец неприкрытый! А сколько таких охотников до гокудеровского гроба шляется по всем континентам?! Их вообще возможно всех выловить?! А он, пр-ридурок, все о… тц. Она только собралась ему сказать, какой он придурка кусок, но Гокудера опередил. Такара сделала огромные глаза, её мозг не перестроился так быстро с мысли о херовости положения ураганника на какую-то кровать.
– Какая, блять, кровать?.. – вполне искренне прошипела девка, зыркнув на поднятую ладонь Гокудеры. – Ааа! Так это ты приказал всякую херню мне колоть?! У меня вся задница синяя, на горшок, твою мать, не сядешь! Гокуде-е-ер-ра! А ну поставь меня на место! – даже сумела взвизгнуть Такара, тут же красиво шакашлявшись, разбрызгивая капли крови по белой рубашке. Он её нагло стащил с подоконника – а там было охрененно близко к свободе! – и попер куда-то! Девка пыталась выдернуть руку, упиралась в пол, как дикий кошак всеми конечностями, но подлючие носки, падлы, скользили по полу! Одни предатели кругом! – Оставь меня, ёб твою, я тебе не девка мелкая, таскать меня! – устрашающе хрипела рыжая и брыкалась изо всех сил, но сил пока было недостаточно, а Гокудера вцепился ей в руку, как клещ, не вырвешься. Он её сейчас точняк спровадит в палату, а потом туда припрется эту медсестра поганая со своими иголками и… - Ааа! Гокудера! – почти взмолилась рыжая. – Отзови этих псин от меня! Я!… – она опять заткнулась на полуслове, огромными глазищами в упор глянув на начальство, даже упираться перестала и послушно протопала за ним несколько шагов до самой палаты. Мозг в истерике начал генерировать одно враньё за другим, да поубедительнее… Ааа, да потому что охренеть! Что она ему скажет?! Что еле-еле до доски этой хреновой вообще доплыла?! Точнее выплыла. Точнее зацепилась. Точнее… да хуй пойми, как это называется, она так в панике долбила по воде, что вообще ничерта не помнит! Такара не умела плавать, и там, в Атлантике два раза чудом выжила: когда зацепилась за деревяшку, и когда пересилила саму себя, связавшись с начальством. Но не Гокудере ж об этом в отчете писать!
– Нахуя мне спас-комплект, когда у меня твоя кнопка? Слишком много спастельной фигни на меня одну, – включила идиотку Такара, изгибая на мужика длиннющие брови. – Я слишком крутая для какого-то стрёмного плота! Или, может, надо было там ва-а-анную принять? Жахнуть кролем хрен пойми куда? – хмуро прошипела девка, сделав самое самоуверенное лицо из всех, на какие была способна. – Ты что, стукнулся совсем?! – переводить стрелки на ближнего: могу-умею-практикую! В итоге Гокудера оказался виноват, пусть лучше орет от бешенства, чем допрет до правды. Деваха поджала губы и еще что-нибудь сказала, если б на горизонте не показалась та самая медсестра-предательница с небольшим подносиком. Такара узнала этот поднос и чуть не сиганула Хаято на голову. – Сейчас эта стерва опять будет мне ту болючую хрень колоть в задницу! – не-не-не! Хватит с неё! – Это капец больно, – убедительно помотала башкой рыжая девка и дернулась в сторону. – Я пошла! Домой! Ты Ямамото не звонил? – неожиданно строго спросила деваха, но медсестричка была все ближе и ближе, так что Такара дёрнулась в сторону. – Я могу и дома лежать!

Отредактировано Takara Hattori (12-11-2014 22:04:10)

0

9

- Я всегда недоволен, - мрачно усмехнулся Хаято, глядя на злобно пыхтящую Такару. В Вонголе Гокудера был одним из тех, кто занимался планированием операций. Эффективней получалось только у Хибари. Однако при планировании стратегии всегда нужно оставлять погрешность, действующую согласно теории хаоса. Невозможно предусмотреть многие факторы. А Такара была как раз одной из тех погрешностей, которую бесполезно заставлять, принуждать, все равно сделает все по-своему. Благо, у нее есть лицензия на убийство. Самый непредсказуемый и потому опасный боевик службеза, это факт. Но зато самый эффективный, потому что преданный не только семье, но лично ему. Только вот иногда бывает утомительно пытаться спрогнозировать и предугадать, какой фортель рыжая выкинет на этот раз и где нужно в спешном порядке расстиласть соломку.
- Успокойся. Мы проработаем каналы утечки информации и найдем крысу, которая меня сдала с потрохами. А то, что крыса из ближайшего окружения, раз ты говоришь о таком подробном досье, можно даже не сомневаться, - спокойно сказал Хаято. Главное не паниковать. Он знает, как справляться с такими ситуациями, а после войны с Милльефьоре и угрозы Десятому Гокудера создавал тройную сеть безопасности. Где-нибудь крысенок споткнется и не выдержит давления. Не в первый раз уже.
- Нет уж, - в отношении постельного режима Хаято был категоричен как ни в чем другом. Если бы существовала эффективная технология, позволяющая сию же минуту вернуться в строй, то, несомненно, он бы применил ее на Такару. Но до тех пор, пока она не восстановится после купания в ледяной водичке, ни о каком побеге не может идти и речи. Поэтому он лишь покрепче перехватил вертлявую деваху, напоминавшую выскальзывающую из рук мокрую рыбину. Ничего, и не таких ловили.
- А ну цыц! Если не хочешь, чтобы я тебя потащил как куль через плечо, - прикрикнул на нее Гокудера, волоча Такару за собой. Впрочем, она продолжала извиваться, поэтому мужчина, раздраженно цыкнув, обхватил тощее недоразуменее и все же легко перебросил через плечо, целомедренно одернув задравшуюся больничную рубаху, натянув ее пониже. Теперь башка Такары болталась где-то на уровне его поясницы. - Двух зайцев одним ударом. Оттащу тебя в палату, а пока ты так болтаешься, кровь прильет к голове, тебе станет хреново и ты рубанешься, - заботливо приговаривал Гокудера со всем паскудством, на которое он только был способен. Возможно, он и не выглядел так внушительно, как Ямамото или Реохей, но при своей жилистости он тащил девицу как пушинку. Она и вправду субтильной ощущалась, надо бы ее засадить на специальное питание и в тренажерку загнать по полной программе, чтобы восстановила тонус и мышечную массу.
Внезапная мысль от ее воплей ударила ему в голову, почти как кулаки Такары, молотившие его вяло по пиджаку на спине. Слишком крутая для плота? Она что, плавать не умеет?
- Да, будет. Чтобы ты потом своей задницей шевелить дальше могла во славу Вонголы и для Ямамото, - сделал "контрольный" Гокудера, вывалив деваху на кровать. - Нет, не звонил. Ты на задании в отъезде. Но если будешь много возникать, - Хаято выразительно двинул бровями. - Тогда придется привлекать Такеши, чтобы он тебя держал в кровати и поил бульоном с ложечки. Этого же тебе не надо, так? - почти выставил ультиматум Правая рука Десятого. Да, он редкостная сволочь, можете даже не говорить ему. Если надо - ламбаду отпляшет на чужих больных мозолях и поковыряется палкой в незаживающих ранах. Все во благо этих самых дебилов, которые не хотят принимать здравомыслие и доводы.

0

10

Вот уж чего-чего, а того, что этот психопат будет её таскать, как малолетку, Такара не ожидала.
– Поставь меня на место! – заключительно рявкнула она, когда смогла из такого положения вдохнуть. Вот гаденыш! Деваха его даже шлепнула пару раз по заднице, скатившись со спины кулаками, но Гокудера это нагло проигнорировал и дотопал до самой кровати. Что, теперь все заново начинать, блять, и валить отсюда по новому плану?!
– Вот ты говнюк, Гокудера! – мстительно гавкнула деваха, сверкнув острыми голыми коленками и чудом, просто чудом не заехала начальнику пяткой в подбородок. Может еще, бля, оделко ей поправит?! Подушечку взобьёт?! Сколько ей лет, как он думает?! Нехрен её опекать, она и сама справится! Во всяком случае, этих ужасных, болючих уколов она полюбак удерёт. – Да у меня задница отвалится от этой херни раньше, какая, к хренам, Вонгола?! Гокудера, – все так же валяясь на кровати, недовольно прорычала деваха, действительно чувтвуя, как ей становится хреново, светлая палата темнеет и офигенно так тянет полежать, но вздорность отрубиться пока не позволяла. Расскажет он, ага! С разбегу, блять! Вообще-то она могла бы и не спрашивать о Ямамото, эта взрывная, припадочная вонгольская глиста в дорогом пиджаке был единственным, после Лося, с кем можно было такие вопросы не обсуждать. Незачем лишний раз устраивать окружающим рак мозга. Не подохла же! Остальное все вообще не имеет значения, потому что Гокудера умеет делать свою работу быстро и четко. Вот и пусть каждый делает свою работу, как умеет: Такара вырезает, Гокудера вытаскивает из самого Ада, а Лось спокойненько сворачивает онигири, а не таскается по миру в припадке: «аааа, что произошло?!». Этого никому из них не нужно. – Не будь придурком, Гокудера! – ты же это тоже понимаешь! Такара мстительно прищурилась, фокусируя взгляд на расплывающемся ураганнике, от чего физиономия ее стала острой и злобной, как у мелкой крыски. – А то я всем расскажу, что ты на последнем вонгольском приёме лыбился этим мудакам с дыркой в плече! – бвахаха, вот тогда и похохочем, когда Десятый в панике упечет свою Правую Руку на соседнюю кроватку, даа. Девка со всем, отведенным ей природой, злорадством оскалилась в улыбочке: правда за правдку, начальник! Пусть все поймут, что зубами ты скрипел, когда тебя по плечам хлопали не от нарушения личного пространства, а от боли, ага-ага. – Тебе же этого не надо, так? Что б Десятый тебя лично с ложки кормил! – передразнила Гокудеру рыжая ведьма, когда дверь открылась и в палату все-таки вошла медсестра со своими иголками. Ааа, черт побери, она все-таки приперлась, пока ураганник ей тут зубы заговаривал! Такара в панике с матюками дёрнулась с кровати, чуть не кувыркнулась вперед носом, но перед глазами окончательно стемнело, и буйная пацинетка вырубилась, рухнув носом в подушку.
  Медсестричка посмотрела на Гокудеру, который умудрился так быстро эту ведьму утихомирить настолько благодарным взглядом, что он казался почти влюбленным.

Натасканные на психованных пацинетов медики поставили Такару на ноги чуть меньше, чем за две недели. Она постоянно порывалась куда-то драпануть, но грозного ураганника врачи боялись больше даже по телефону, чем тощую, злобную рыжую ведьму под боком, потому деваха отлежала все положенные ей дни в госпитале, строя страшные планы мести. А когда её, наконец, выпустили, она радостной козой сиганула аж чуть ли не через пол страны. Лишь бы не нашли снова!
  В итальянскую резиденцию Вонголы Такара завалилась к обеду веселая, злобная и до жути голодная! В их небольшой с Ямамото квартирке еды никакой не обнаружилось: Хаято отправил Лося пастись хрен знает куда. Они с Ямамото весело поговорили по ненавистному телефону, который деваха терпеть не могла, но еды по телефону он передать не смог, а Тсуеши в Италии не было, чтобы можно было к нему зарулить. Так что, завалившись на своем байке в резиденцию Вонголы, Такара не поднялась на третий этаж в кабинет Гокудеры, не смотря на то, что он разорялся по этому поводу по телефону, а первым делом заскочила в кафетерий. Мрачная, все еще бледнючая после болезни, но как всегда вся в черном: черные штаны, черные ботинки, черная шипованая куртка,  только башка была жизнеутверждающе рыжей. Коротко стриженные на самой башке волосы стояли вертикальным ирокезом над длинным хвостом, спускавшимся до задницы. Её невозможно было не заметить, потому компашка парней-ураганников за столиком у стены деваху тут же заметила и узнала.
– О, Такара! – прокричал кто-то один, рыжая обернулась. – Привет-привет! Ты куда пропала? – деваха с сомнением оглянулась на толпу парней, хрен ли ей надо с ними базары базарить? – У нас есть бутерброды! – убедительно проговорили парни, за столько лет привыкшие к неуёмному аппетиту рыжей девахи. Каждый из них уже сходил с ней за эти годы на какое-нибудь бросовое вонгольское задание, которыми Гокудера отводил семье глаза от реальной деятельности Такары, и успели узнать, что она либо вообще не жрет, пока дело не кончено, либо наворачивает тазиками. Короче! У чуваков были бутерброды, Такара была голодна, как сотня диких псов, потому это мгновенно решило дело! Уже через десять минут из кружка за столиком у окна слышался дикий смех и веселые голоса.
– Подожди-подожди, сейчас я тебе анекдот расскажу, блять! – уминая вторую порцию бутербродов, проговорила явно повеселевшая деваха.
– Опять про Гокудеру? Он тебе явно вломит, – со смехом отзывались парни. Веселая, резковатая и диковатая Такара со своей легкостью в общении им всегда нравилась. Парни, правда, не знали, что эта буйная деваха живёт с вонгольским Ямамото: рыжая не болтала о своём Такеши с какими-то левыми чуваками, Ямамото и вовсе не был никогда сплетником, а на всякие тупые вонгольские вечеринки Такара если и ходила, то только с наушником в ухе и только в составе скрытого отряда службы безопасности.
– Про Гокудеру? Не-е-е! Я же уже рассказывала про это «и мы тихо-тихо спустимся с горы…», – столик у стены снова взорвался громким смехом, буфетчица за стойкой недовольно покосилась на толпу бойцов – обед уже давно закончился, а они тут сидят, шумят, смеются, половиню меню уже стрескали! Но не выгонять же их, правильно?..

Отредактировано Takara Hattori (01-12-2014 14:20:36)

+1

11

Всю задницу отбила, кошка ободранная... Наверное, будь у нее силы - еще бы и царапалась и лягалась изо всех сил.
- Твоя зарплата позволяет приплатить пластическому хирургу и подкачать твою задницу силиконом в нужных местах, - процедил Хаято, приходя к выводу, что транспартировка таким образом пусть и эффективна, но слишком трудо- и нервоемка.
А последующее заявление полудохлой тявкающей, словно загнанная псами лисица, заставило пытающегося сохранить лицо главу службеза поперхнуться от возмущения. Зеленоватые глаза Гокудеры зло сузились, острые скулы еще больше заострились.
- Ты что, совсем охерела? - спросил он вибрирующим голосом, глядя на извивающуюся среди подушек Такару, словно ей не укол сделать хотели, а, как минимум, посадить на кол. - Ты не в том положении, чтобы пытаться меня шантажировать.
Он едва сдержался, чтобы не прижать руку к правому плечу. Пуля прошла навылет, но еще долго он не рисковал использовать Стрелу и что-нибудь тяжелее пистолета, только в левой руке. Вот как эта зараза прознала об этом - отдельная история. Бросив на Такару последний устрашающий взгляд, который должен был ее к кровати пригвоздить и приплавить, Хаято с чувством исполненного долга удалился. Все же своего он достиг. Такару в койку закатать удалось. И на этом спасибо.

Если подчиненные не поминают всуе свое начальство в самых разных контекстах, то это плохое начальство. По крайней мере, хоть Гокудере и не икалось постоянно, то, окажись он, не дай бог, в гробу, то его энергией от вращения в этом самом гробу можно было бы обеспечивать всю резиденцию Вонголы. Слава богу, рыжая бестия позаботилась о том, чтобы Хаято не постигла эта печальная участь. Свою часть работы Такара выполнила, но самому Гокудере работы крепко прибавила, потому как нужно было разыскать, что за крот поселился у них в семье, который так точит зуб на него и желает видеть Правую руку Десятого в тот самом гробике в лакированных ботинках и при галстучке-бабочке. Пришлось поднять всех информаторов, перетрясти все гнидники, какие Гокудера только знал. Для этого он привлек не только внутреннюю и внешнюю службу безопасности, но даже связался с Базилем и запросил их базу данных. Джанини Гокудера засадил за проверку всех систем, на случай если у есть какая-то брешь в их фаерволе и системе безопасности. Пока обнаружить утечку не удалось, но Гокудера знал - он свое найдет. Предупрежден - значит, вооружен.
А пока у него были дела относительно его подчиненных. Точнее одной такой, подчиненной. Кажется, пора было взять кое-кое в оборот и провести ее переподготовку. Чтобы быть уверенным, что больше подобных ныряний в Атлантику не повторится. Ну или хотя бы что Такара сможет еще лучше постоять за себя. Он слишком много поставил на эту лошадку, чтобы позволить ей бездарно сгинуть, как это было в этот раз. Да, она сорвала покушение на него, взорвала самолет с фальшивомонетчиками и их товаром, но, блять, что ему потом Ямамото говориь?! Гокудера совершенно не хотел приносить похоронку своему лучшему другу, более того - признаваться, что его девушка как бэ работает на Правую руку Дечимо в качестве тайного чистильщика и личного боевика. Разве Такеши воспринял бы это? Конечно нет.
Вот и приходилось делать все тайно. Как всегда. Убедившись, что рыжая бестия покинула госпиталь, а значит, достаточно в форме и жива, чтобы прыгать, бегать и совершать прочие телодвижения по приказу своего любимого ублюдочного начальника. Проверив по камерам слежения в комнате наблюдения, где сейчас плющит булки Такара, Гокудера направился прямиком в столовую для обслуживающего персонала резиденции.
Рыжеволосая неформалка петухом восседала на стуле и что-то упоенно втирала бойцам, задержавшимся за обедом. И кажется, он понимал почему.
- И что же мы сделаем, когда тихо спустимся с горы? - тяжелые жесткие ладони легли на тощие плечи Такары и почти ласково сжали. А улыбке Гокудеры Бякуран бы позавидовал черной завистью. На этом месте притихшая компания должна была отложить столько кирпичей, что хватило бы для на отстройку летнего домика для Десятого.
- Ну же, я слушаю, как быстро и тихо всех поимею, - длинные музыкальные пальцы сжали такарины плечи, как клещами. - Хорошо. Значит, ты оклемалась уже настолько, чтобы пройти полную переподготовку. И начнем пожалуй, прямо сейчас, коль ты залежалась в больничке, - голос ураганника так и сочился ядом.

+1

12

Компашка весело и громко рассмеялась, а рыжая деваха довольно оскалилась, хлопнув ладонью по столу так, что аж кружки подпрыгнули, и ей нихрена не было стыдно за этот ржач над начальством. Да ладно, блять. О Гокудере была информация, которую она даже в каком-нибудь притоне у батареи в наручниках и под дулом пистолета не выдала бы ни посторонним мудакам, ни своим же, какому-нибудь долбанному Десятому, например: где Гокудера живёт, как передвигается, из чего стреляет, что планирует; сколько дырок у него в шкуре, когда он последний раз спал, и почему болезненно корчится даже от взгляда. А анекдоты… да похрен на анекдоты! Пусть радуется, что он настолько крут.
  Короче, тооолько ржач стих, а Такара решила рассказать, что дальше будет, как вдруг физиономии у парней вытянулись, а у некоторых даже глаза забегали.
– А? – глубокомысленно выдала рыжая деваха, пробежавшись взглядом по физиономиям, и чуть не подпрыгнула на своем стуле, ощутив чужие грабли на плечах. Блять! Девчонка огромными глазами глянула перед собой, затылком ощущая волну радости и ласки, которой её облили.
– Ооо! Гокудера! – скалясь запрокинула деваха башку, смяв свой крутой ирокез о черный пиджак начальства. Такара ни разу не смутилась, не испугалась, не подумала: вааа, чё ж делать-то?! Она вообще рада была видеть этого припадочного на ногах. – Сейчас расскажу, садись! Мы не все бутерброды сожрали, – гостеприимно мотнула она рыжим хвостом в сторону свободного стула, но парни под такой адской улыбочкой Гокудеры быстренько вспомнили, что у них куча дел и нерешенных вопросов, повскакивали с места и рысцой поскакали к выходу, бросив бодрое: «а мы уже уходим! Работать пора, а ты тут с анекдотами!». Сволочи! Предали Такару! Хрен она еще пойдем с ними в кафетерий или на задание!
– Как-как, – не унималась ведьма рыжая, радостно скалясь и щуря темные глаза, у неё было просто отличное настроение и состояние, она, можно было так сказать, соскучилась по этим вонгольским придурками. Гокудера угрожающе сжимал ручонки на плечах девахи, воу-воу! Какой пылкий взрывник! – Со страстью и умением, согласно штатному расписанию!
От двери раздался гогот, чуваки чудом вписались в дверь, но Гокудера был страшен и опасен, так что они теперь уже аллюром в три креста поскакали по рабочим местам, пока он до них не добрался. Вот сволочи, а! Деваха сказала б им в след еще что-то ласковое, но ураганник тоже не молчал.
– Ааа?! Какую еще переподготовку, блять?! – она что, не просто так орал по телефону? Такара передёрнула плечами, змеёй вывернулась из жесткого захвата и попыталась отползти в сторону от черти что придумавшего Гокудеры. – Не-не-не! – тренировка с Железным Хаято?! Да он же из нее вышибет все, что только можно, точняк начнет издеваться, гонять, всякую фигню впаривать, без которой она и так со всем справляется и выживает. Как бы там ни было – выживает же! – Ну лажанула раз, – гребаная кнопка, блять, будь она неладна! – Но что так психовать-то! Лучше верни мне Лося, куда ты его там пастись отправил?! – опалила деваха начальника взглядом. Ну в самом деле! Она приперлась вся такая нарядная, а Ямамото нет! Она ушла – его нет, она вернулась – его нет. – И я с ним и подготовку, и переподготовку, и курсы взлет-посадки вместе вместе с анализом точности попаданий проведу, – хищно посверкала деваха темными глазищами и засунула руки в карманы джинс. – Раз у тебя для меня нормальной работы нет. Или есть? – в пол голоса спросила деваха, нагнувшись к начальству поближе: а хрен его знает, вдруг он так шифрует очередную хреновую миссию, а?

+1

13

Хаято только усмехнулся на инсинуации Такары. Все же нравился ему ее подход к делу. С огоньком, взрывами, как в старые добрые времена. Иногда Гокудера ловил себя на мысли, что ему не достает былых взрывов, бахов-бабахов. Всего этого шума-гама, который производил хранитель Урагана. Настоящего Урагана. А не того кабинетного червя, в которого Хаято превратился, будучи Правой рукой Десятого. Это было его личное проклятье.
- Главное, динамита побольше, - ухмыльнулся Гокудера, откинувшись на спинку неудобного стула. - Отставить, - повысил голос на начавшую возмущаться и бухтеть девицу. - Это стандартная процедура для каждого из бойцов Вонголы, которая проводится каждый квартал. Так что нечего возникать, - ураганник с наглым видом отобрал у Такары бутерброд и откусил половину, с вызовом глядя девахе в глаза.
- Лося я никуда не девал, не я один раздаю тут поручения, - недовольно ответил Гокудера. - К тому же знаю я вас, дебилов. Оставь вас вместе - и у тебя все мысли о другом будут. Это факт, - припечатал ее подрывник. - Ямамото сейчас в Японии с Хибари. Так что пока ты всецело в моей власти и полном моем распоряжении.
О как загнул. Ну а что? Суть от этого не меняется.
- Я тебя в поля пока не выпущу, - окинув ее оценивающим взглядом, усмехнулся Гокудера. - Сперва покажешь, на что способна, а уже потом поговорим о деле. Настоящем деле, - выделил акцентом Хаято.
Хлопнув себя по коленям, он поднялся и зыркнул на Такару сверху вниз.
- Идем за мной. Важность переподготовки сильно недооценивают, относятся как к рутине и ненужной, лишней процедуре. Очень напрасно. Мы отрабатываем все возможные форс-мажорные ситуации. Даже твой прыжок из вертолета в ледяную воду - даже такую ситуацию можно и нужно моделировать. Не, швырять тебя в заполненный льдом бассейн я не буду, - предваряя возможные вопли негодования Такары, поспешно добавил Гокудера. А следовало бы. Чтобы пыл умерила. - Короче, пошли в тир. Я тебя все же ЗАСТАВЛЮ взять в руки пистолет, а не биту, - скорчил рожу мужчина.
Спустившись на скрытом от посторонних глаз лифте в подземный комплекс под особняком, где располагались его, гокудеровская, вотчина, которую он делил с Джаннини с его испытательным полигоном и мастерской. Стащив на ходу дорогой пиджак, чтобы не мешал, Хаято перекинул его через плечо и быстрым шагом направился к тиру, оборудованному специально для подобных случаев.
Пропустив девицу в полутемное огромное помещение, подсвеченное аварийным освещением, и щелкнул выключателем. Вспыхнул неяркий свет.
Подойдя к шкафчику, Хаято вытащил две пары защитных наушников, одни перекинул Такаре, а другие нацепил себе на шею. За наушниками последовала очередь пистолетов, которые Гокудера извлек из сейфа.
- Надеюсь, ты знаешь, за какой конец браться, - ухмыльнулся ураганник, перебросив Такаре. Сам он прикинул вес пистолета в руке. Модель была максимально приближена к табельному оружию, которое было у его боевиков.

0


Вы здесь » KHR. Skyfire » Альтернативная игра » Красивые люди всегда добрые, или почему Гокудера вечно злой, как собак


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC