KHR. Skyfire

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » KHR. Skyfire » Будущее » The first victims


The first victims

Сообщений 61 страница 90 из 95

61

Ситуация складывалась явно не в пользу Гокудеры. Его противник был на своей территории, он защищал свой дом и свою семью, к тому же, неожиданно напав на не заметившего его хранителя Урагана Вонголы, получил преимущество в схватке. Пусть пламя Урагана разрушительнее и яростнее Дождя, но сейчас вода затопила огонь. Фактически вонголец был почти полностью парализован транквилизирующим пламенем, и находился во власти врага. В таком состоянии, почти не имея возможности шевелиться, он вряд ли мог хоть что-то противопоставить противнику.
И тот прекрасно это понимал. Потому и не спешил, наслаждаясь моментом своего триумфа. Хоть ненависть в его взгляде так и кипела, он не прикончил вонгольца на месте, как стоило бы поступить любому здравомыслящему человеку. Нет, по мнению миллефьоровца это было бы слишком легко. Потому он даже позволил себе ненадолго оставить "пойманного" врага - ровно настолько, чтобы успокоить перепугавшуюся жену с дочкой и отправить их подальше, в безопасное место, а заодно и вызвав по коммуникатору кого-то из своих дружков. И только после этого вернулся на кухню.
- И каково вонгольской шавке чувствовать себя поверженной? - блондину достался еще один пинок по раненому боку, - Я заставлю тебя подыхать медленно, как того старика, за которого ты приволокся мстить, - кольцо мужчины вспыхнуло пламенем, разгораясь все сильнее, тяжелый ботинок вдавился в живот ураганника, - Каково тебе чувствовать, как кровь останавливается прямо в сосудах? - пламя Дождя могло замедлить все процессы в организме, и многие из отряда Гло Ксиньи, как и их командир, использовали это свойство для мучительных пыток, что сейчас и проделывал миллефьоровец со злобной ухмылкой. Он искренне наслаждался своей властью над беспомощным врагом.
- Ну же, скули, дворняжка Вонголы! Даже тот старик дергался, не хотел подыхать. Все пытался нож свой схватить, - мужчина слишком увлекся для того, чтобы заметить застывшего в дверях Ямамото, лицо которого побелело от ярости.

Мечник очень удивился, когда ласточка Дождя спикировала к одному из домов в спальном районе. Неужели Хаято настолько зол, что действительно решил втянуть в разборки мафии и мирных жителей? Японец без колебаний проследовал в дом, сжимая рукоять Шигуре Кентоки, и подоспел как раз к тому моменту, когда миллефьоровец опрометчиво решил рассказать Гокудере об обстоятельствах смерти Тсуеши. Рассудок затопила холодное, звенящее бешенство, тело действовало словно само по себе - пустить почти невидимую волну собственного пламени по полу, "сковывая" ноги врага и одновременно "смывая" с друга действие вражеского пламени. Шигуре Кентоки откликнулся на вспышку ярости. трансформируясь в катану, и Такеши атаковал врага со спины - Shinotsuku Ame, Проливной дождь... та самая форма, созданная его отцом. При этой мысли рука дрогнула - Тсуеши передал мастерство сыну, но хотел ли он, чтобы Ямамото стал убийцей, а не воином?..
Вместо лезвия катаны врага ударил бамбуковый меч. И, хоть сила удара и была такой, что мужчину отбросило к противоположной стене, на самого хранителя Дождя Вонголы "предательство" меча подействовало ошеломляюще - он замер, не доведя до конца атаку, непонимающе, растерянно глядя на шинай в своей руке.
[AVA]http://s1.uploads.ru/C56WM.jpg[/AVA]

+1

62

Никогда Гокудера себя еще не чувствовал таким раздавленным и жалким. Побелевшими от боли разъяренными глазами он пронзал ублюдка, убившего Тсуеши, но парализующее действие пламени дождя не позволяло ему даже рта раскрыть, иначе бы этот выблядок много про себя услышал. От еще одного сильного удара по боку хранитель Урагана издал сдавленный горловой стон и повалился на бок на обломки стекла и ошметки дерева. На белой рубашке на боку стремительно расплывалось багровое пятно, на побелевшем лице крупными капельками выступил пот. Он не сказал Ямамото, куда направляется, у него не будет страховки и тылов. Нужно как-то выбираться самому. Как-то...
Новый пинок в живот перекатил ураганника на спину, как труп дохлой собаки, с которым Хаято упорно сравнивал миллефьоровец. Сука... еще и наступил со всей силы на живот каблуком.
- Я тебе шею сверну... - чудовищным усилием воли Гокудера заставил двигаться губы, произнося слова, каждое из которых давалось невыносимым трудом.
Его противник презрительно осклабился, и правая рука Десятого с ужасом ощутил, что не может вдохнуть, словно у него парализовало легкие. Хаято судорожно хватал посеревшими губами воздух, конвульсивно подергиваясь, пытаясь подрагивающей правой рукой кольцом дотянуться до коробочки Ури. Перед глазами уже плыли багровые круги, в ушах шумело так, что казалось, что голова сейчас лопнет. А эта паскуда продолжала глумиться, вспоминая последние минуты жизни Тсуеши. Теперь Хаято все понял. Старик Ямамото просто утонул в пламени Дождя, парализовавшего его легкие. И его сейчас постигнет та же участь, если он не соберется и не переборет каким-то образом действие пламени Дождя.
Неожиданно по лицу словно пронесся прохладный ветерок. Гокудера судорожно выгнулся дугой в позвоночнике, захрипев и жадно хватая ртом воздух, словно вынырнул с глубины, а на его мучителя уже накинулся невесть откуда взявшийся Такеши. На глазах у Хаято Шигуре Кентоки, еще мгновение назад бывший катаной, внезапно снова превратился в шинай.
- Я...ям...Яма-мото... - прохрипел Гокудера, царапая пальцами пол в попытке подняться. Да не стой же ты, как идиот!! Атакуй шинаем! Выпусти Коджиро, да что угодно!! Но миллефьоровец уже был на ногах и активировал свое кольцо, ткнув в невзрачного вида коробочку. К вонгольскому мечнику метнулись две тени, и Такеши обвили, как змеи, два электрических угря. Пламя дождя и электрические угри, этот ублюдок двумя типами пламени управляет?!
- А вот и сыночек пожаловал! Что, соскучился по папане и решил последовать за ним? - глумясь, осклабился враг, и угри ударили хранителя Дождя таким разрядом электричества, что в воздухе запахло паленым. Гокудера завозился еще сильнее пытаясь подняться на ноги, нащупывая на поясе коробочки. Видимо, разведка ошиблась. Этот враг был даже не офицером, а капитаном как минимум.
- Ты все еще жив? - миллефьоровец скосился на ураганника и на него снова хлынуло синее пламя дождя. Хаято с ужасом ощутил новый приступ удушья и повалился. На его перекошенном от боли лице читалось звериное бешенство, а трясущаяся рука из последних сил ткнула кольцо в коробочку леопарда урагана. Хаято вложил все свои силы в активацию Ури, которая не замедлила появиться с разъяренным рычанием. Огромная кошка быстро сообразила, что хозяина убивают, и с ревом накинулась на врага.[AVA]http://s1.uploads.ru/t/0EZu6.png[/AVA]

+1

63

Ямамото в замешательстве обернулся на хрип друга - он слишком был выбит из колеи, слишком растерялся, чтобы быстро среагировать, а ураганник был серьезно потрепан и не смог придти на помощь. В бою нельзя отвлекаться - так всегда учил Скуало, да и сама жизнь учила, и за свою ошибку мечник тут же поплатился: враг не стал благородно дожидаться, пока вонголец придет в себя, а атаковал сразу же, как выпала возможность.
Бейсболист только и успел услышать предупреждающий сухой треск электрических разрядов и удивиться тому, что враг имеет в запасе еще и пламя Грозы, а уж потом времени действовать не осталось - два угря словно два удава обвились вокруг, и пришла боль. Теперь хранитель Дождя на своей шкуре прочувствовал, каково это, когда в тебя попадает молния. Или сразу две. Он ощущал себя курицей на гриле. Хорошо еще, что успел погасить пламя на кольце, иначе бы был убит на месте током. А так - все еще жив, хоть и бился в этих живых путах, хрипя от боли и клокочущей в горле ненависти к убийце отца. Взгляд карих глаз обещал этой твари много всего хорошего - как только выберется. И за Тсуеши, и за Хаято.
Но Коджиро была на свободе, и она не боялась электрических угрей. Ласточка пролетела над самым полом, накрывая Гокудеру очищающим пламенем, метнулась мимо морды Ури к врагу и закружила вокруг него, рассеивая транквилизирующее пламя с крыльев. Тот, хоть и отвлекся было на леопарда, самого грозного противника на данный момент, вынужден был бороться еще и с замедляющим пламенем, пытаясь смыть его своим, а навстречу с ревом прыгнувшей вперед пятнистой кошке метнулся электрический угорь.
Этого было достаточно, чтобы почти отрубившийся Такеши снова собрался с силами. Противник очень зря не учел выносливость японца - тот и не такое выдерживал на одном лишь честном слове. Вот и сейчас поудобнее перехватил рукоятку меча и приложил оставшегося угря по башке - шинай, конечно, не катана, но тоже оружие. Угорь, брызгая зелеными искрами, опал на пол, второго, по-видимому, просто смела (если не сожрала) Ури, теперь уверенно загонявшая пятившегося миллефьоровца в угол под одобрительный свист кружившей под потолком ласточки.
Ямамото, пошатнувшись, оперся на меч, как на трость, и, вопреки здравому смыслу, не добивать врага пошел, а к Гокудере, почти рухнув рядом с ним на одно колено:
- Живой? - много сейчас хотелось высказать напарнику за то, что тот ушел один, никого не предупредив, но сейчас на это сил не оставалось. И Ямамото был чертовски рад, что успел его найти... - Надо... заканчивать... - мечник медленно поднялся, опираясь на Шигуре Кентоки, и бросил на врага взгляд, полный холодной ярости. Шинай снова стал катаной, словно откликнувшись на этот гнев, на желание поквитаться с этой миллефьоровской сволочью...
[AVA]http://s1.uploads.ru/C56WM.jpg[/AVA]

+1

64

Когда над ним со свистом пронеслась синяя ласточка, Гокудера смог вздохнуть - очищающее пламя... Этот глоток в жизни обжег парализованные легкие еще большей болью, но зато багровая муть слегка рассеялась перед глазами. Но вместе с этим он ощутил, как все вокруг заволакивает ватная тишина, поглощавшая в себе звуки сражения, а перед глазами начинает темнеть. Хаято закрыл глаза.
Из звуков остались только глухие удары пульса, бухавшие в голове.
Удар. Еще удар.
Открой глаза и двигайся.
Откуда-то извне донеслось далекое рычание Ури, треск электричества.
Удар. К горлу подкатила горячая волна, возвращая к жизни.
Гокудера с трудом перекатился на бок и закашлялся. Кажется, его вырвало, но зато это прочистило мозги лучше пинка Реборна.
Ури тем временем яростно лязгала зубами, пытаясь достать искрящего электрического угря, и с рычанием колотила его лапами, было видно, что грозовая коробочка леопардихе не нравится и что сама она явно мало что сделает. Этим и воспользовался миллефьоровец, рванувший из-за пазухи еще одну коробочку. Угорь внезапно отвязался от разъяренной Ури и метнулся к хозяину. Гокудера, кое-как поднявшийся на четвереньки, содрогавшийся всем телом, с трудом приподнял голову, а рядом уже тяжело опустился на колено Ямамото, от которого несло паленой плотью. Дерьмо... крепко же его зажарили. Зрачки ураганника ненормально расширились. Ямамото... он что не видит?! Руки противника обвили оба электрических угря, а из коробочки, которую он держал перед собой, хлынуло пламя Дождя, принявшее форму дртов. И в эту секунду угри ударили током. Зеленые искры перекинулись на пламя Дождя и в них полетели практически электрические пули.
- БАКА... СЗАДИ!!! - прохрипел Гокудера, его рука рванулась к поясу к коробочкам, опазывая буквально на долю секунды.
Ури среагировала быстрее. Она метнулась навстречу летящим снарядам в прыжке, закрыв собой людей. От ее пронзительного вопля боли Гокудера сам заорал от ярости, активируя щиты, закрывшие их с Ямамото. Только вот леопардихе Урагана это помочь уже не могло. Принявшая на себя весь удар Ури дымящимся кулем свалилась на пол, скребя лапами и сдавленно рыча. Скосив на хозяина потухший глаз, зверюга вспыхнула алым пламенем и вернулась в коробочку.
- Сука... ублюдок... - Гокудеру аж потряхивало. Поражение своей леопардихи он воспринял так же болезненно, словно его самого только что зажарили. Вцепившись в Ямамото, чтобы хоть как-то удерживать себя в вертикальном положении, Хаято посмотрел мечнику в глаза.
- Вместе. - еле выговорил Гокудера, в подтверждение его слов кольцо Урагана полыхнуло ослепительно ярким алым пламенем, настолько чистым и ярким, что было ясно - его обладатель сейчас на грани. Еще немного - и перегорит. Щиты дрогнули, расходясь в разные стороны, пламя на Стреле взревело, подсветив заострившееся серое лицо Хаято.[AVA]http://s1.uploads.ru/t/0EZu6.png[/AVA]

+1

65

Гокудера выглядел откровенно хреново. Времени на осмотр не было, но пятно крови, расползшееся по рубашке на боку и то, что у ураганника даже сил подняться не было, говорило само за себя. Чертовски плохо - рана опять открылась, да и пламенем Дождя подрывнику досталось, так сразу не оклемается...
Но отвлекаться во время боя, который еще далек бы от завершения, ой как не следовало... Даже с благородной целью подставить другу плечо, потому как их враг излишним благородством не страдал. На хриплый предупреждающий окрик Хаято мечник среагировал, но все равно опоздал - электрические пули уже летели в них, а защищаться от них водяным барьером - чистой воды самоубийство. Отскочить с линии огня они точно не успевали - сам бейсболист, может быть, и успел бы, но бросить динамитчика не мог. Только и успел, что порадоваться - хорошо, что врагу в голову не пришло "электрический дождь" устроить, тогда точно без шансов было бы.
Зато леопардиха не тормозила, в отличие от двуногих. Даже приказа не дожидалась, скакнула наперерез атаке миллефьоровца, закрывая вонгольцев своим телом. Щиты Гокудеры опоздали всего лишь на пару секунд, а огромная кошка уже катилась по полу, в комнате остро запахло паленой шерстью. Животина своего предела достигла, видно, и потому вернулась в коробочку, а японец рывком вздернул вцепившегося в него друга на ноги, помогая ему подняться и устоять. Все равно ведь отлеживаться не будет, доведет бой до конца и только потом свалится трупом.
Этот выстрел Стрелы Ямамото знал - мощный залп чистейшего пламени, не только разрушающего, но и сдувающего к чертям чужое пламя. А вот противник этого не знал и, наверное, очень удивился тому, что его грозовой щит из двух свернувшихся в кольцо угрей просто-напросто снесло. Расчистив дорогу для атаки.
- В сторону, - одними губами проговорил мечник, отталкивая Хаято к стене и посылая пламя Дождя по клинку. Shinotsuku Ame всегда легко было высвободить, эта форма была самой естественной, и сейчас на миллефьоровца обрушилась вся ее мощь. Почти потухшие угри успели закрыть хозяина, приняв на себя основную силу удара и исчезнув тут же, но его все равно с силой впечатало в стену, приложив так, что тело сползло на пол бесформенным кулем.
- Готов, - бейсболист обернулся, с беспокойством глядя на блондина. Конечно, враг был еще не мертв, дышал, но сопротивляться явно уже не мог. Ураганник же был примерно в таком же состоянии...
[AVA]http://s1.uploads.ru/C56WM.jpg[/AVA]

+1

66

От яркой синей вспышки чистейшего голубого пламени перед глазами, ослепленный собственным багровым пламенем, полыхавшим на Стреле, Гокудера невольно зажмурился. Ямамото вовремя отпрянул в сторону и придержал его - иначе отдача от выстрела в таком тесном помещении и в таком состоянии впечатала бы его в стену, что костей бы не собрал.
Кажется, этой атаки враг не ожидал. А тут еще и Ямамото активировал Шигуре Кентоки. Хаято это не сколько видел, сквозь опущенные веки, сколько почувствовал, словно пахнуло в лицо морским бризом. Все же у хранителя Дождя Вонголы самое мягкое, самое живительное и самое животворящее пламя на свете... не эта мертвая вода, в которой миллефьоровец пытался его утопить.
Момент атаки Гокудера благополучно пропустил. Лишившись поддержки в горизонтальном положении, ураганник тяжело привалился к стене, еле устояв на подкашивающихся ногах, и открыл глаза. Ямамото уже стоял над поверженным врагом, который копошился в луже крови и цедил страшные проклятья окровавленным ртом.
Ноздри подрывника раздулись. Стиснув до боли челюсти, Хаято выпрямился и сделал несколько неуверенных шагов на подгибающихся ногах, как сомнамбула. Противник все еще жив. Такеши не убил его этим ударом, хотя у него была такая возможность. Чертов кодекс Шигуре Соэн рю...
Пошатываясь, он прошел мимо Ямамото и застыл рядом с врагом. Посмотрев на побледневшее лицо поверженного противника, Гокудера поджал губы и с силой наступил заляпанным кровью ботинком на горло врага - до хруста, вдавливая, ощущая, как сминается под его ногой гортань, и видя, как выкатываются от боли и удушья глаза этой миллефьоровской гниды и изламывается в беззвучном вопле боли его рот.
- У...ублюдок... - одними губами прохрипел капитан. Только сейчас Гокудера отстраненно отметил, что у него сломаны обе руки и разрублена грудь. - Падальщик... вы все сдохнете... Вонгола...с таким слабаком... - бешеный, налитый кровью взгляд перевелся на Такеши. - ...даже пожиратель трупов...ничего не сделает... - зрачки снова вернулись на лицо ураганника.
- Говорил же, что шею сверну... - лицо Гокудеры исказилось от ярости, на висках и шее вздулись вены, и он с еще большей силой вдавил ботинок в раздавленную уже трахею. - Дай мне пистолет. - отрывисто сказал Хаято, переведя на Ямамото отсутствующий остекленевший взгляд. - Это все...что я могу...сделать для тебя... и старика... - он чувствовал, что у него сейчас подломятся колени и он хотел закончить все быстро. Кольцо потухло, словно обугленное.
[AVA]http://s1.uploads.ru/t/0EZu6.png[/AVA]

0

67

Вяло шевельнулась мысль о том, что врага надо или добить, или связать покрепче, обездвижив, и сдать Кусакабе и его подчиненным. А еще о том, что нужно убираться отсюда поскорее, пока целый взвод Блэк Спелл на подмогу этому ублюдку не прибыл. Ямамото действительно хотел отомстить за смерть отца, очень хотел, и, хоть ярость уже его отпустила, покрепче сжал рукоять катаны, собираясь с духом для того, чтобы обернуться и нанести последний, завершающий удар. Так было бы честно и правильно, но... Но он позволил Гокудере подойти к врагу, словно воспользовавшись эдакой "отсрочкой".
Вот только хранитель Дождя не ожидал от друга того, что тот выместит на противнике свою злость. Не ожидал, что ураганник так мстительно и жестоко будет душить миллефьоровца, хоть тот и был тем еще ублюдком и уж точно заслужил не самую легкую смерть. Просто одно дело знать, что Правая рука Десятого босса Вонголы умеет действовать очень грязно и жестоко, а другое - видеть это собственными глазами. Бейсболит не любил таких игр, он всегда был милосерден, мягок - возможно, куда более, чем следовало, и смотреть на смерть кого бы то ни было для него было тяжело. Тем более столь мучительную, когда враг захлебывался собственной кровью, булькавшей в раздавленной гортани.
- Гокудера, не надо... - мечник осторожно коснулся плеча друга. Он знал, что не вправе мешать, но и просто закрыть на все это глаза не мог, - Иначе чем мы лучше их?
За пистолетом он пошел сразу же, как только услышал просьбу - пристрелить миллефьоровца было все же куда гуманнее, чем вот так душить. Ствол гладко поблескивал у стены, там, где подрывник его выронил, и Такеши, подобрав его, поспешно вернулся к другу и протянул пистолет хозяину - молча, потому как не знал, что сказать. Опять ведь колебался, стоит ли убивать или нет, стоит ли их желание отомстить испачканных в крови рук. Часть его хотела этого, часть - отчаянно протестовала, несмотря на то, что боль от пойманных вражеских атак пламенем Грозы все еще отдавалась во всем теле и застывшее навеки лицо старика не шло из головы.
[AVA]http://s1.uploads.ru/C56WM.jpg[/AVA]

0

68

Хаято вздрогнул от прикосновения к плечу и скосился на Ямамото этим почти волчьим, ожесточенно-яростным взглядом. С трудом облизнув пересохшие губы, ураганник повел плечом, недвусмысленно намекая, чтобы Такеши отпустил его.
- Или ты. Или тебя. - посмотрев на захлебывающего кровью агонизирующего врага, чуть слышно сказал он. Просто стоять в вертикальном положении, прямо, стоило Гокудере немыслимых усилий. Он чувствовал, что надо заканчивать начатое, потому что иначе он приляжет рядом с миллефьоровцем. Увидев краем глаза протянутый ему пистолет, Гокудера неуклюже взял его - движения уже были неловкие, рваные, пальцы едва слушались - и навел на миллефьоровца.
- За старика. - палец подрывника сдавил пусковую скобу.
Хлопнул выстрел, тело под его ногой дернулось в последний раз и замерло.
Хаято уронил руку, выпустив из пальцев пистолет. Неуклюже переступив, он стал заваливаться вбок, похожий на несуразную набитую ватой истрепанную куклу. Почему-то ему подумалось, что дочка этого убитого ублюдка, очень расстроится. А Ямамото не расстроился, когда его отца убили эти выродки? Просто так. Чтобы устрашить Вонголу и поразвлечься. После того, как Хаято побродил по Таке-Суши, воображение и реконструкция событий нарисовали ему примерную картину. Стиль Шигуре Соэн Рю Ямамото Такеши, стиль, направленный на защиту. Умиротворяющий. Сдерживающий. Спасающий. Он не должен быть способом убийства. Именно поэтому последний удар Гокудера нанес сам, добивая раненного Такеши врага. Его руки уже по плечи в крови, а японец, если бы сейчас убил, казалось Хаято, лишился бы чего-то очень важного... На войне как на войне. Либо ты убьешь, либо тебя. Третьего не дано...
- Твой меч... - еле выговорил Гокудера, стиснув пальцы на лезвии Шигуре Кентоки, что по светлой стали из-под судорожно сведенных пальцев ураганника побежали алые ручейки, расцвечивая лезвие багровой росписью. - Идиот... ты мне врал...опять... - он-то видел, что случилось с катаной, когда она внезапно превратилась в шинай. Если Такеши не сможет перебороть эту боль, это чувство вины и скорбь по отцу, Шигуре Кентоки не подчинится ему. Не нужно было быть провидцем, чтобы понять это. А еще Хаято с кристальной определенностью осознал, что, кажется, он потратил все свое пламя, там уже не то что Посмертная воля, там уже ничего за душой нет, пусто. И перед глазами темнеет явно не от усталости и отнимаются ноги.[AVA]http://s1.uploads.ru/t/0EZu6.png[/AVA]

+1

69

От взгляда Гокудеры было почти физически больно. Бейсболист не хотел бы видеть у кого бы то ни было такого взгляда, а уж тем более - у своего друга. Но ураганник нес тяжелую ношу - за них всех, не считая, пожалуй, Мукуро и Хибари, которые никаких проблем не испытывали с тем, чтобы кого-нибудь убить, и потому Ямамото ничего не сказал. И не отвернулся, не закрыл глаза, когда прозвучал выстрел, хоть и очень хотелось. Нет. Все правильно - или ты, или тебя. Даже если всю жизнь отворачивался от грязи, на войне не сохранить руки чистыми.
- Вот и все, - тихо проговорил мечник, подхватывая на лету пистолет, выпавший из опущенной руки друга, и убирая оружие в карман. Хорошо хоть вспомнил, что нужно на предохранитель поставить - уроки Реборна даром не прошли, репетитор-киллер в красках расписал, что бывает с теми, кто носит заряженное оружие на себе. Следующим шагом было подхватить медленно оседающего на землю Хаято и оттащить подальше от трупа. Вот только сам хранитель Дождя не слишком-то твердо на ногах стоял после тесного общения с двумя электрическими угрями, так что вытащить напарника из дома не смог, опустил у стеночки, хоть и решил в следующий "заход" обязательно дотащить до машины.
Напряжение после боя все еще не отпускало, и на то, что Шигуре Кентоки все еще находится в боевой форме, Такеши обратил внимание только сейчас, когда подрывник то ли намерено, то ли случайно порезал о клинок пальцы. Правильно, идиот. Японец поспешно убрал меч в ножны на спине и устало плюхнулся на пол рядом с динамитчиком:
- Я не врал. Все наладится, Хаято, - хотелось бы, конечно, самому верить, но не получалось. Месть не принесла ни удовлетворения, ни чувства восстановленной справедливости, ни успокоения, оставив лишь на душе горький осадок. Утраченного не вернешь, пустоту в душе ничем не заполнишь. Но контроль над мечом так или иначе восстановить надо было, - Эй, эй, не отключайся, слышишь? - заметив, как блондин побледнел и начал съезжать по стене на пол, бейсболист поймал его за плечо и легонько потряс. Черт, видимо, Гокудера достиг своего предела... А бессознательное тело вытаскивать тяжелее, чем хоть немного, но перебирающее ногами.
[AVA]http://s1.uploads.ru/C56WM.jpg[/AVA]

0

70

Когда Савада послал его в Нимимори,  Рёохей удивился. Нет, навестить свой родной город, Сасагава никогда не отказывался, но разве основное поле битвы - не Италия? Но приказ есть приказ, к тому же данные, полученные от разведки, гласили – в Японии тоже придется подраться. Зря, что ли там строилось убежище? Кстати об убежище. Хранителей там обнаружено не было, что несколько озадачило Сасагаву. Не то, что б, он всерьез надеялся, что они остановились там, хотя именно на это он и надеялся, но искать по всему городу, пусть и сравнительно небольшому, их ему не улыбалось. Впрочем, проблема решилась быстро: одной из последних разработок, программе обнаружения пламени, без труда удалось определить расположение пары сильнейших колец.
И вот теперь Рёохей бежал по улицам родного городка, повторяя раз за разом про себя нужный адрес. К сожалению подходящего транспорта, в недостроенном убежище не было, так что оставалось по-старинке. А это не столько долго, сколько приметно. Хотя ещё лет десять назад, на короткостриженого подростка на пробежке никто внимания не  обращал.
Поворот, ещё поворот - главное успеть! - в том, что Ямомото и Гокудера с кем-то дерутся, Рёохей не сомневался – в противном случае они были бы на базе или в каком-то знакомом месте. Так же?
Уже вбежав во двор дома, около которого были припаркованы две черные машины, Рёохей понял -  опоздал. Нет, двор выглядел на  удивление прилично. Ни поломанных кустов, ни выбитых стёкол - обычное утро, обычного дома из спального района. И, пожалуй, именно в этом было дело - слишком тихо. Заход на кухню дома это лишь подтвердил, вламываясь в чужую собственность, Сасагава никакого стыда не испытывал - дверь была приоткрыта, а это считай приглашение!
Взгляд прошелся по помещению - видимых разрушений было не много, так погром легкой стадии - задержался на теле мертвого человека - точно  мертвого? - и, наконец, остановился на тех, из-за кого Рёохей собственно сюда и явился. Ребята представляли собой почти идеалистическую картину - устали после трудового дня, присели отдохнуть. Выиграли! С гордостью подумал Сасагава. В пару шагов, приблизившись к хранителям, Рёохей присел перед ними на корточки.
- Дерьмово выглядите, - оба бледные, на рубашках кое-где кровь, причем не пойми чья. Рёохей демонстративно принюхивается. В комнате пахнет чем-то паленым, толи мясом, толи шерстью. - Это всё? Ну, вы тут экстремально и развлеклись! - он кивает головой на труп мужчины. То, что других опасностей нет, он  не сомневается. Сколько знает этих двоих - они не  вырубаются, пока есть враг. Но, а вдруг? Надо пойти  проверить пульс, убедиться, что и этот не встанет. Удар в спину - это неприятно. Но Сасагава не отрываясь, смотрит в лицо Ямомото, раз уж осминожья бошка предпочитает спать, приказ есть приказ. Да и  непривычно видеть Дымовую Бомбу Хаято в таком состоянии. - Жив? - теперь кивка удостаивается Гокудера. Не то что бы Сасагава действительно волновался. Хотя именно что волновался. Пламя на кольце вспыхивает почти само собой, когда Рёохей тянется за коробочкой с солнечным скальпелем. Но, уже смотря на инструмент в своих руках, Сасагава сомневается, что его хватит.

+1

71

Черт. Гокудера таки окончательно вырубился, в себя приходить не желал, а у самого Ямамото сил не оставалось на то, чтобы вытащить друга из этого дома и дотащить до безопасного места. А между тем враг наверняка уже сообщил "начальству" о стычке с хранителем Вонголы, и наверняка сюда кто-нибудь из офицеров Вайт Спелла скоро прибудет.
Бейсболист остался сидеть на полу, поддерживая подрывника за плечи в таком же сидячем положении. Если уж выбраться не получается, стоит не тратить силы понапрасну, дать себе несколько минут отдыха, чтобы собрать остаток сил и приготовиться к возможному новому бою. Ну или тому, что Кусакабе подоспеет... Первым делом, конечно, мечник попробовал связаться с ним или базой Вонголы, вызвать подкрепление, но из-за атаки чертовых угрей мобильному пришел конец - чувствительная электроника не выдержала мощнейшего разряда пламени Грозы и не подавала признаков жизни.
Шаги снаружи послышались гораздо раньше, чем Такеши ожидал. Свои или чужие? В последнее время даже неиссякаемый оптимизм хранителя Дождя угас на корню, так что готовился он к худшему. Потянул из ножен меч - пусть и нет сил подняться, в запасе есть  Yarazu no Ame, Дождь последней минуты. Единственный удар, который, впрочем, может привести к победе или оказаться действительно последним. И коробочка с водяным барьером - японец зажал ее в ладони, напряженно следя за дверью, через которую должен был появиться...
Не враг.
"Сасагава..."
Ямамото с облегчением перевел дух, отпуская рукоять шиная и закрывая глаза на несколько мгновений. И слабо улыбнулся - хранитель Солнца был в своем репертуаре.
- Раз не экстремально дерьмово, то можно не волноваться, - хотя за Хаято бейсболист все же волновался, - Этот готов, не беспокойся, - мдааа, хорошо, что Реохей не высказался насчет того, что два хранителя Вонголы с таким трудом смогли уделать какого-то разнесчастного миллефьоровца. Слишком расслабились, просто непростительно, за что едва не поплатились.- Жив. Атаку Дождя словил и пламя почти все растратил, да еще и рана вчерашняя открылась. Займись им, я в порядке, - мечник постарался максимально коротко и четко описать боксеру ситуацию, потому как тот явно не знал, за кого первым приниматься. Неужели они действительно настолько хреново выглядели? - Подлатай чуток - и сваливаем. Тут скоро станет людно... - долечить Гокудеру и в машине можно, хранитель Дождя был уверен в том, что уж машину-то повести сможет.
[AVA]http://s1.uploads.ru/C56WM.jpg[/AVA]

+1

72

Сасагава хмурится. «Рана вчерашняя открылась». Настоящие мужики, конечно, не обращают внимания на такие пустяки, как не смертельные раны. Но это было неосмотрительно.
Рёохей кивает, и добавляет пламя скальпелю. В этот момент ему действительно жаль, что его Гарью при всей своей полезности не похож на  Кю сенсея. Павлин бы этих двоих мигом поставил на ноги, а вот Гарью больше ориентирован на потребности самого  Рёохея, помогая ему в бою.
Истощение пламени – это крайне неприятно, но не смертельно. Разумеется, если цела телесная оболочка. При серьезных ранениях истощение может оказаться последней каплей. Сасагава надеялся, что у Дымовой Бомбы не  серьезные ранения, а просто крайне неприятные.
Плоская сторона скальпеля прикасается к ране, щедро заливая ту пламенем Солнца. В первый момент ничего не происходит и Рёохей несколько озадаченно пялится на рану. Фибринозный сгусток формируется с большой задержкой, четверть минуты - это много. А пол минуты - это еще дольше. Но сложно было ожидать  иного от человека, потерявшего много крови и буквально утопшего в Дожде. Последнее, пожалуй, было критично,  поскольку требовало если не равноценного, то очень значительного вливания пламени. Впрочем, дальше дело пошло быстрее, и Сасагава решил не зацикливаться  на произошедшем. Новые клетки исправно возникали, светло-желтый, полупрозрачный сгусток темнел медленно заменяясь на тонкую розовую кожицу. Верно говорят - время лучший лекарь. А пламя Солнце - лучшее средство заставить этого доктора работать как можно быстрей. И все равно минуты три, потребовалось для того, что бы рана затянулась, не до конца конечно, (на боку подрывника тянулся рубец свежего шрама), но, уже не грозя вновь открыться. А шрам Гокудера, если пожелает, может свести и сам.
- Осьминожке бы сейчас экстремально отлежаться... – Сасагава вздыхает. Кто ж им даст-то?! И то, что они выглядят просто «дерьмово», а не  «экстремально дерьмово» еще ничего не значит. - И тебе бы отлежаться. - Рёохей недовольно косится на Ямамото. Ладно Гокудера, он, как и сам Сасагава, сперва делает, потом думает, но Такеши мог бы и повнимательнее. - Сиди.
Размахивание скальпелем над телом Ямамото смахивает больше на какое-то шаманство, чем на нормальное лечение. Хотя излечение пламенем Солнца нельзя назвать нормальным.
- Вам надо экстремально отдохнуть! -  Сделав подобный вердикт, Сасагава прячет скальпель обратно в коробочку, и тянет руки к Хаято, намериваясь помочь тому добраться до машины.

+1

73

Хаято слегка пришел еще, когда кто-то вытащил у него из брюк рубашку и задрал край, открыв его пораненный бок. У ураганника не было сил даже языком пошевелить, чтобы послать, чтобы его не трогали и дали спокойно склеить ласты. ХА. Не тут-то было. Он ни с чем не спутает это пламя, затопившее его ободранный бок и все его тело. Внутри была такая пустота, что даже пламя Солнца не могло найти отклик и начать лечить.
Посеревшие губы Гокудеры дрогнули и беззвучно задвигались, но даже без голоса по ним можно было прочитать "Торфяная башка".
Восстановление было мучительно медленным. Пламя Урагана было потрачено до капли, как и все составляющие его системы 5 элементов, но постепенно тело стало отзываться на пламя Солнца, пришел отзвук собственного пламени Солнца.
Хаято с трудом приоткрыл словно налитые свинцом веки и повел зрачками, фокусируясь на склонившемся над ним Сасагавой. А он-то здесь откуда?..
- Надо...уходить... - теперь послышались даже намеки на голос, хотя говорить все еще было больно. Внутри все болело, словно его долго и мучительно били ногами. Видимо, это такая была реакция на парализованные пламенем Дождя легкие. Гокудера с трудом повернул голову, уставившись на осунувшееся лицо Ямамото, сидевшего рядом. Все живы. Слава богу...
Но попытаться дернуться, чтобы сесть, было ошибкой. На голову словно мешок накинули, отшибив слух, зрение, осязание, что обычно предшествует обмороку, поэтому Хаято кое-как зажал себя в кулак и уже безропотно ухватился за руки Сасагавы. Может, он и упрямый дебил, но не настолько дебил, что не понимает, что он и шага самостоятельно сделать не сможет. Поэтому остается довериться друзьям, которые подставят плечо.[AVA]http://s1.uploads.ru/t/0EZu6.png[/AVA]

+2

74

За процессом лечения Ямамото наблюдал с плохо скрываемым беспокойством. Он заметил, что Реохей немного озадачен, да и сам понимал, что регенерация, подстегнутая пламенем солнца, должна идти куда быстрее. Возможно, все дело было в транквилизирующем эффекте пламени Дождя, ослаблявшим стимуляцию Солнца, но рана не спешила затягиваться. И, когда, наконец, понемногу начала заживать, мечник с облегчением перевел дух и откинулся на стенку, прикрыв глаза.
- Отлежимся. Как только выберемся отсюда, - он слабо улыбнулся, не открывая глаз, мысленно пообещав, что Гокудеру точно из постели в ближайшие дни не выпустит. Один раз уже не досмотрел за ним, и вот во что это вылилось... Нееет, черта с два подрывник еще куда-нибудь в одиночку полезет!
Бейсболист послушно сидит, не дергаясь, пока Сасагава шаманит над ним со скальпелем. пламя Солнца теплое, лучистое, щекочет кожу. И яркое настолько, что даже сквозь опущенные веки можно заметить. Оно успокаивает боль в мышцах - становится действительно легче, и даже запаха паленого мяса теперь вроде не слышно. Если раньше хранитель Дождя ощущал себя цыпленком гриль, то сейчас - недожаренным цыпленком. Разница небольшая, но она есть - хотя бы в том, что сейчас он может заставить себя двигаться. И даже, пусть и шатаясь, но встать на ноги.
- Не волнуйся. Отдохнем, - пообещал Такеши Сасагаве, отлипая от стенки и подставляя Хаято второе плечо. Вдвоем быстрее дотащат... Правда, из-за того, что сам Ямамото был еще слаб, до машины они добрались не так быстро, как хотелось, - Давай за руль, дальше я сам справлюсь, - признаться, затолкать все еще не слишком активно подающего признаки жизни динамитчика на заднее сиденье автомобиля было трудновато, но в итоге мечник, отдуваясь, плюхнулся с ним рядом, с облегчением откинувшись на спинку. Ласточка Дождя закружила над машиной, тревожно посвистывая, а это значило, что подкрепление миллефьоровцев уже близко, - Эй, Реохей... Экстремально поторопись, а? Гони ко мне домой, - базу Вонголы светить нельзя, а в Таке-суши Кусакабе и люди Хибари. Все вместе сумеют отбиться без проблем.
[AVA]http://s1.uploads.ru/C56WM.jpg[/AVA]

+1

75

Гокудера на удивление покорно себя ведет.  Впрочем, почему «на удивление», времена когда они были глупыми детьми уже давно прошли. Да, прошли... Эту мысль Сасагава думает с сожалением. Хаято далеко не столь легок и мал как в детстве, и тащить его неудобно и тяжело. Особенно учитывая, что с другой стороны на Подрывнике висит Ямомото. В смысле не висит, а помогает дотранспортировать Хаято в ближайший автомобиль.
Сгрузив хранителей на заднее сиденье, Рёохей захлопывает дверцу и обходит машину, плюхаясь на переднее сиденье. Такеши командует куда ехать, и Сасагава согласно кивает. Он бы повез их на базу, там можно найти медицинскую лабораторию. Но Таке-суши, так Таке-суши.
В первый момент Рёохей слишком пережимает ключ, и машина недовольно рычит. Впрочем, затем спорно двигается с места.
- Экстремально держитесь, прокатимся с ветерком!
Сразу и резко выжимать педаль газа явно не стоило, но уроки вождения из памяти выветриваются довольно быстро. Рёохею есть о чем спросить Такеши и Хаято, но отвлекаться он не рискует. Вот доедем...
- Поберегись! - и все же доехать до Таке-суши удается без происшествий, если не считать происшествиями несколько нарушенных правил.
Во дворе Таке-суши их уже ждут. Или правильнее сказать «ожидают». В любом случае, когда машина въезжает во двор, её окружают люди. Свои люди. Рёхей выдыхает, останавливая мотор, хотя расслабляться еще рано. Дверь открывается, и Сасагава, громко. Никого не стесняясь объявляет.
- Кусакабе  принимай гостинцы! Осьминожьей башке экстремально требуется покой и чего-нибудь выпить! Хибари тут? - если Облако тут, то беспокоиться о безопасности не стоит. А еще немедленно требуется связаться с Савадой и выяснить где их ждет самолет. Конфиденциальность? Вряд ли семья Миллефьоре пропустила бой хранителей со своим офицером.
- Думаешь, они знают, что вы живы? - Сасагава так и не звонит по телефону, бездумно вращая его в пальцах. Он не силен в планировании, он исполнитель: приехать, забрать, доставить. - Как вы вообще умудрились так экстремально вляпаться?!
Сейчас Сасагаве надо оставить этих двоих отсыпаться, а самому поговорить с людьми Хибари, что бы потом предоставить Саваде полный отчет. Писать видимо придется много.

+1

76

Как же Гокудера ненавидел быть балластом... Сейчас он себя ощущал грудой изрубленного мяса, по крайней мере тело ощущалось именно так. Тренированное, поджарое, мускулистое тело. Унизительно... Хаято пытался перебирать ногами, болтаясь между друзей словно куча ветоши на вешалке. Вроде, Реохей и рану ему эту поганую залечил, но почему до сих пор ему так хреново?!
[AVA]http://s1.uploads.ru/t/0EZu6.png[/AVA] сил все еще не было, но когда это было препятствием для полумертвого ураганника, который, наверное, и на смертном одре бы матерился как сапожник, что саван неровно лежит, венок криво повесили, похоронный костюм на один тон светлее, чем надо... Если бы мог - сам бы подтянулся в машину, чтобы его не утромбовывали, как вышеупомянутый труп.
Таке-суши? Бляяяяяяяя. Придется в глаза Кусакабе посмотреть, которого он зашугал и запретил говорить Ямамото о его намерениях. А в итоге что? А в итоге, блин, не прогнись Кусакабе, он был бы уже мертв. Дерьмово. И стыдно.
- Реохей, мать твою!!! - от того, как их Солнце долбануло от души по газам, Гокудера свалился с сидения на колени Ямамото, а сил самому сесть нормально не было, как и возможности пнуть коленом кресло водителя. - Кто тебя так ездить учил?!
Вроде бы, обычная легковушка. Вроде бы, асфальтированные дороги Намимори. Но почему тогда у него ощущение, что они едут в телеге без рессоров по булыжной мостовой Рима?!
Когда эта безумная езда закончилась, машина остановилась и дверца распахнулась, Гокудера чуть не оглох от громкого голоса Сасагавы, а уж когда его стали вытаскивать с заднего сидения, так зашипел от боли и ругнулся на итальянском. Легкие до сих пор сводило от боли, каждое слово давалось с трудом, но Хаято бы скорее себя дал снова подстрелить, чем признался бы в этом.
- Я должен поговорить с Десятым... - прохрипел Гокудера, сгребя Реохея за полу пиджака и бешено глядя на него побелевшими от боли глазами. - Так просто просрали Намимори этим ублюдкам... Куда, блять, Хибари смотрит?!

+2

77

Ох, черт. Лучше бы Ямамото сам за руль сел - Сасагава так газанул, что мечника вдавило в сиденье, а Гокудера свалился ему на колени. Такеши только шикнул недовольно, зато подрывник высказался за них двоих. В экстремальном вождении Солнца Вонголы был только один плюс: он гнал так, что миллефьоровцы точно их не догонят.
Бейсболист помог приятелю сесть и то и дело косился на него всю дорогу: слишком уж хреново выглядел Хаято, хоть его и подлечил Реохей. Как бы его в постель загнать, когда приедут... Ему действительно нужно отлежаться какое-то время. Как же все некстати получилось...
Когда они подъезжали к Таке-суши, хранитель Дождя открыл окно и высунул из машины руку с коробочкой - Коджиро вспышкой сине-голубого пламени вернулась в коробочку, ее миссия была уже выполнена. Они в безопасности.
Кусакабэ со своими людьми уже ждал их. Хибари не было видно - похоже, он так и не объявился, опять занят чем-то несусветно важным. Ямамото нахмурился: он уже предчувствовал, что это разозлит Правую руку босса Вонголы.
Так и случилось.
- Хэй, хэй! Хаято, успокойся, - мечник обнял друга за плечи, намереваясь утащить его в дом и заставить лечь отдыхать, - С Тсуной свяжется Реохей, а тебе нужно лечь. Завтра подумаешь о делах, - блин, может, проще было бы ураганника просто вырубить? А то ведь не успокоится...
- Думаю, знают. Они готовили нам ловушку, но мы из нее ушли, - ответил бейсболист хранителю Солнца, нахмурившись, - А ты что здесь делаешь? Десятый с каким-то поручением прислал?
Кусакабэ, немного взволнованный их состоянием, быстро сообщил, что Хибари нет и неизвестно, когда Облако соизволит появиться. Что ж, вполне ожидаемо...
[AVA]http://s1.uploads.ru/C56WM.jpg[/AVA]

+1

78

Осьминожья башка цепляется за пиджак и как в лучшие времена пытается командовать. И Сасагава готов подчиниться, отдать телефон. Должен, значит должен. Но в последний момент Рёохей вырывает телефон из рук Гокудеры. Такая постановка вопроса Сасагаве в корне не нравится.
Экстремально неверно! Мы ничего не просрали! Экстремально это просто грогги, даже не нокдаун.  Мы оклемаемся и еще получим RSC! Вот увидишь, осьминожья бошка!
Да, в Нимиморе дела паршиво, экстремально паршиво, но просрали? Нет-нет-нет, только не родной город! В конце концов, если Миллефьоре первым ударом не сокрушили Вонголу, то, как показывает практика, последующими и не удастся.  Так что преждевременно сдаваться, и сообщать боссу такие результаты.
…Но если бы Гокудера настоял…
К счастью Ямомото вмешался, как нельзя вовремя! И абсолютно с чистой совестью Рёохей телефон передавать не собирался. А Савада узнает, как тут, в Намимори, экстремально жарко,  но сдаваться еще рано. А в скором времени начнет ещё функционировать тайная база, и вот тогда миллефьоровцы  попляшут! В силу своей Семьи Сасагава верит безоговорочно. Они выиграют, или умрут пытаясь выиграть. Но в этом случае уже будет ничего не важно.
-А то ж! - Рёохей активно кивает, силясь вспомнить, что просил переделать Десятый. Что-то очень простое и очень важное. Сасагава хмурится. И для этого нужны были Хранители.  И Хибари нет. Рёохей уже тянется к телефону, что бы позвонить Саваде и спросить его за чем конкретно его сюда посылали, но тут лицо боксера (а боксер - это не профессия или занятие, относительно Рёохея это стиль жизни) светлеет.  -  Я должен экстремально доставить вас в Италию! -  Сасагава поднимает палец вверх, что бы продолжить. Но, к сожалению дальнейших инструкций, мозг не выдает, и через пару секунд Рёохею таки приходится захлопнуть рот и покаянно кивнуть. – Собственно вот. Завтра вылетаем.  И Гокудера лично расскажет Боссу… если его, конечно, будут слушать.
Мужчина широко улыбается и шарит руками по карманам пиджака. На базе прекрасно знают о особенностях Хранителя Солнца, поэтому инструкции выдавались короткие, а точные данные - в письменном виде. Так что если в карманах найдется что-нибудь,  значит, есть какие-то дополнения. Что-нибудь находится и Рёохей терпеливо изучает надписи на листе бумаги. - Если сегодня отзвонимся, то самолет завтра экстремально в половину первого!
Палец уверенно зажимает клавишу. Быстрый дозвон. Киоко потратила уйму времени, что бы ее братец выучил, кто на какой кнопке. Тсуна на всякий пожарный был на пятерке.
- Савада! Я их экстремально забрал! Ты не поверишь, куда они вляпались!

+2

79

- О делах? Завтра? Ты думаешь, Миллефьоре будут ждать, пока мы раны залижем? - огрызнулся Гокудера, попытавшись дернуть плечами, чтобы стряхнуть руки Ямамото. Он бесился от собственного бессилия, от слабости после ран, от того, что ему придется говорить Десятому, а ему придется рассказать все - без прикрас, объективно, безжалостно. В том числе и про свой тактический промах. Два промаха. Если бы не Ямамото с Сасагавой, он был бы мертв.
- Ты верно издеваешься, Ямамото, если думаешь, что я буду отдыхать, - буркнул Хаято, пытаясь потверже встать на ноги, но получалось плохо. - Надо надрать задницы нашей разведке, что за деза, бля, с этими офицерами Уайт-Спелла?!  - неужели он настолько предсказуем в своих поступках? В этой вендетте за старика Такеши? Единственная его самая большая ошибка - слабость и промедление, когда нужно было убить родных убийцы Тсуеши.
От яростного выкрика Сасагавы Гокудера сморщился - децибеллы ощутимо приложили его уже и без того истерзанной ушибленной голове, но в любом случае ураганник был рад услышать возражение своим брошенным в сердцах упадническим словам.
- Я это знаю, Сасагава. - ураганник тяжелым взглядом исподлобья посмотрел на друзей. - Мы все силы стянули в Италию, открыв наши тылы. Это непростительно...
А вот последующе слова прозвучали как гром средь ясного неба. Хаято ошарашено уставился на Сасагаву, извлекшего из недр карманов инструкции Десятого. Какая, нахрен, Италия?!
- Исключено. Пока Хибари нет в Намимори, тут будет твориться такой же бардак. - Гокудера сморщился, прижав руку к груди. Кажется, не стоит так громко разговаривать. Да и вообще разговаривать. Похоже, он не скоро еще отойдет от действия парализующего легкие пламени Дождя.
- Кх... в каком смысле меня слушать не будут?? - а вот эти слова уже прямо насторожили. Хаято сгреб торфяную башку за лацкан пиджака, угрожающе нахмурив брови.
Нет, ему определенно это все не нравилось.
Сгребя Такеши за рубашку, чтобы удержаться в вертикальном положении, ураганник взглядом указал на двери Таке-суши, намекая, что торчать тут бессмысленно. С Джудайме сейчас действительно говорить было рано. Ему по крайней мере, потому что нужно было составить примерный план доклада. А когда он услышал, что Реохей все же позвонил Саваде, Гокудере захотелось взвыть как Ури от злости. Я это не хочу слышать!! Этот позор...[AVA]http://s1.uploads.ru/t/0EZu6.png[/AVA]

+2

80

Эти двое и по одиночке запросто могли оглушить, а уж когда вдвоем собирались... Ямамото невольно поморщился от как всегда громких восклицаний Реохея и не менее громкого рычания подрывника прямо на ухо. Но что толку спорить о ситуации в Намимори, если ничего уже не исправишь? Они и так сделали все, что могли. Девочек предупредили. Кусакабэ связался с Хибари, а тот, когда вернется, мигом наведет порядок - как-никак, его честь задета, в любимом городе такой бардак.
- Гокудера... - мечник устало вздохнул. Он почти никогда не рявкал на друзей, всегда старался миром уладить все конфликты, но иногда ураганника просто необходимо было одернуть, - Заткнись. Сегодня ты отдыхаешь, а не занимаешься делами. Обо всем позаботится Реохей.
Динамитчик и так уже полез мстить врагам, несмотря на то, что был ранен. И ничем хорошим это не закончилось. Если он и сейчас продолжит над собой издеваться, выжимая из организма последние силы, то сделает только хуже. За один день миллефьоровцы Вонголу не уничтожат и Намимори не захватят. Они потеряли одного из своих не самых слабых офицеров (учитывая два вида пламени - хорошо если не самого сильного в этом регионе), так что тоже будут зализывать раны. А если нападут... Что ж, хранитель Дождя был уверен, что сумеет помочь Сасагаве в бою. Да и их Солнце кого хочешь уделает без всякой помощи.
В общем, если ураганник сам о себе не заботятся, то друзья на то и друзья, чтобы сделать это за него. Так что Ямамото решительно потащил Хаято в дом, хоть ему самому очень хотелось предварительно стрясти с боксера подробности того, что там такого в Италии случилось, что их так срочно туда вызывают. То, что Тсуна за ними Реохея отправил - наверняка хваленая интуиция Вонголы, Десятый как знал, что Солнце пригодится в Намимори. Но требовать возвращения всех хранителей в Италию... Это явно неспроста.
Но ничего. Обо всем узнают завтра.
- Отдыхай. И только попробуй встать с футона, - заявил мечник, сгрузив приятеля на этот самый футон. Он и сам не прочь был бы отлежаться, но сперва нужно было поговорить с Кусакабэ и Сасагавой. Подменить Гокудеру, которому куда больше досталось.
[AVA]http://s1.uploads.ru/C56WM.jpg[/AVA]

+1

81

Информация о том, что хранители Урагана  и Дождя благополучно найдены явно успокоила Саваду. Но звонок, похоже, был в неурочное время, или возможно стоило подумать о разнице во времени.  Часов в пять утра даже самые хорошие новости воспринимаются с трудом, а уж в излюбленной манере Рёохея: «это было экстремально!», «конечно они победили!», «чуть-чуть экстремально потрепаны, но это того стоило!»  Впрочем, босу мафиозной семьи на пороге войны спать не положено, а главную мысль Савада уловил.
Сасагава краем глаза провожает Ямомото, куда-то утаскивающего Хаято. Всё верно, этим двоим надо отдохнуть после их экстремального раунда, а у Рёохея есть еще дела - день только начинается. Надо проследить, что бы Хранителям предоставили медицинскую помощь и покой. А еще, чтобы они не подрывались куда-то зачем-то бежать. Рёохей надеялся, что дела, которые привели его друзей в Намимори, уже завершены. Хотя главное он уже сделал и теперь можно слегка расслабиться распив с Кусакабэ, раз уж Хибари нет на месте, бутылочку саке. Заодно можно будет утолить его любопытство и разузнать где все-таки Облако, его наверно тоже ждут в Италии. И навестить Ханну, а то она меня экстремально меня убьет, если узнает, а она узнает, что я был в Намимори а её не навестил. День обещал быть насыщенным.
Утро выдалась не менее насыщенным. Хорошо хоть началось не с объявления тревоги, а с завтрака, на котором можно было обозреть всех присутствующих и подсчитать потери.
На завтрак, правда, было бенто из соседнего магазинчика, а не домашние суши. Впрочем, после  вчерашнего разговора с Кусакабэ, на тему что тут забыли хранители Урагана и Дождя это не удивительно. Как теперь смотреть в глаза Ямомото Рёохей не знал. Именно поэтому боксер с удвоенной силой налег на завтрак, а после жизнерадостно заявил:
- Ну так значит, доедаем, а потом я экстремально везу вас на самолет. Если мы опоздаем, Савада определенно не будет рад!

+2

82

Хаято со стуком захлопнул рот. Ему что, показалось, что Ямамото ему только что сказал "заткнись"?? Ямамото, мать вашу!! Наверное, поэтому Гокудера был в таком культурном шоке, что даже возражать не стал, когда его за шкирку потащили в комнату. Типа отдыхать. Вроде, Такеши его и не связывал, но Гокудера ощущал себя свяанным по рукам и ногам, валяясь ветошью на вышеобозначенном футоне. Коммуникатор от молний издох, позвонить Десятому нет возможности, а другие что-то там делают, пока он, Правая рука Джудайме тухнет на этом самом футончике. Поэтому Хаято честно попытался отлежаться, жадно выворачивая шею, когда кто-то проходил мимо его комнаты, но никто особо не заходил. Может, и к лучшему, потому что внутренние ресурсы самого ураганника были полностью истощены, в идеале не повредило бы полноценное обследование, потому что в груди все еще болело, а при любой попытке напряжения перед глазами плыли цветные круги и накатывала "аура" возможного обморока. Гребаные миллефьоровцы... Этому ублюдку офицеру, или кем он там был? - явно перепало меньше, чем он того заслуживал. Если бы они так не торопились и не валились с ног, Гокудера бы ему еще более красочно продемонстрировал, почему его прозвали Ужасающей Правой рукой Десятого.
Потом ему даже удалось немного поспать. И как-то оказалось внезапно, что это "немного" было аж несколькими часами, и судя по освещению, уже наступало утро нового дня. Еще один день потерян... А он пластом лежит. Но он еще живой же. А раз так - Гокудера со сдавленным шипением-ругательством соскреб себя с футона и заставил себя по стеночке подняться. Тут же к горлу подкатил такой прилив тошноты, что он едва снова не прилег обратно. Наверное, это еще от слабости и голода. Ничего, он поест, выпьет кофе и придет в форму.
Вот таким недо-привидением подрывник и приковылял в кухню, где в это время собрались уже Ямамото и Сасагава. Мрачно отсалютовав пальцами, хранитель Урагана проковылял к свободному месту и тяжело опустился прямо на татами, прислонившись спиной к стене. Вид у Хаято был такой, словно его извлекли откуда-то из застенок - рожа бледнющая, под глазами синяки, но пациент уже был скорее жив, чем мертв, и более того - злой, как цепной пес, потому что предстоял отчет перед Десятым.
- Экстренное совещание? - душу кольнуло какое-то поганое тоскливое предчувствие. - Только нас или всех Хранителей?[AVA]http://s1.uploads.ru/t/0EZu6.png[/AVA]

+2

83

Давно уже Ямамото не приходилось ощущать себя настолько потрепанным. Пожалуй, с той самой памятной битвы со Скуало во время конфликта Колец, когда после боя во всем теле не осталось и кусочка, который бы не болел. Сейчас, после поджаривания пламенем Грозы, тоже болело ВСЕ, несмотря на то, что Реохей немного подлатал их пламенем Солнца. Хотелось просто лечь и вырубиться, желательно на пару суток, но увы, приходилось довольствоваться только тем временем, что оставалось у них в запасе до самолета в Италию.
В общем, хранитель Дождя честно постарался не свалиться сразу, а сперва обсудить с боксером и Кусакабэ дальнейшие планы хотя бы по охране дома, девочек и вообще всего Намимори, что ввиду отсутствия Хибари было довольно проблематично. На большее сил не хватило, так что Хранитель Дождя извинился и покинул штаб, то бишь кухню, оставив Тетсую и Сасагаву наедине с бутылкой саке.
Во всем этом был один плюс: он наконец-то выспался. Даже не просто выспался, а отоспался дня на два вперед. И, хотелось бы верить, что Хаято поступил так же, то бишь воспользовался возможностью поспать, а не лелеял всю ночь в голове планы мести.
На кухню мечник пришел вполне бодрым, относительно здоровым (по сравнению со вчерашним, ага) и очень голодным, так что без всяких слов на еду налетел. Думать об отце не хотелось, как и вспоминать приготовленные им суши, и Ямамото был искренне благодарен Реохею за то, что тот тактично не стал ничего говорить об этом, выбрав менее болезненную тему.
- А фто Сафаде нашо? - поинтересовался он с набитым ртом, уминая бенто за обе щеки. Сглотнул и помахал рукой нарисовавшемуся в дверном проеме Гокудере, - Йо! Хреново выглядишь... Есть будешь? - оставалось только надеяться на то, что ураганник чувствует себя лучше, чем выглядит. И долгий перелет переживет нормально.
- Экстренное совещание? - эхом повторил бейсболист, чуть нахмурившись. Хаято о чем-то догадался или просто предположения строит?
[AVA]http://s1.uploads.ru/C56WM.jpg[/AVA]

+1

84

Вопрос Ямомото удивляет и заставляет задуматься. Босс приказал вернуться в Италию, значит надо взять и вернуться в Италию, а зачем… Рёохей отрывается от своей порции и чешет в затылке. Видимо там будет. Экстренное совещание звучит не очень хорошо, но правильно.
- Меня только за вами послали. Но наверно всех. - вопрос Хаято более удобен в плане ответа. - Ламбо итак в Италии. Да и Хибари тут нет… - сложно представить, что Облако так просто покинуло свой пост.
- Но мы должны экстремально поторопиться, если не хотим опоздать! - придя к такому выводу, Сасагава возвращается к прерванному занятию, то есть завтраку - самому важному приему пищи. - Осьминожья башка, не отставай! Это вкусно! - мужчина кивает на оставшуюся порцию. - Вон, Ямомото тоже оценил! А он-то уж знает толк!
Хаято злой, как сто тысяч они, – явно же от голода! К тому же пламя Солнца - это, конечно, хорошо, но без внутренних резервов организм не сможет восстанавливаться. Луссурия  в свое время очень подробно осветил этот момент: голодный мужчина - злой мужчина. Точнее, он освещал тот факт что из ничего ничего не берется, а это так – вывод.
- Кусакабэ, доставишь нас в аэропорт? - брать самому автомобиль не вариант. И не из-за сакэ - кто ж его пьет с утра пораньше? Одно дело после трудного дня, и другое вот так… Дело в том, где потом оставить (и главное на кого?) автомобиль. - Ну или автомобиль заберешь. Уж я-то нас туда экстремально домчу!

+1

85

- Йо! Хреново выглядишь... Есть будешь?
Ямамото был в своем репертуаре. Хаято даже позавидовал его способностям к выживанию. Еще сутки-двое назад он был в таком состоянии, что не будь ураганника рядом с его профилактическими пенделями, то вообще расклеился бы и развалился. Чего стоил тот самоубийственный запой.
- Буду, - через силу ответил Гокудера. Он понимал, что есть нужно,чтобы набираться сил, правда находиться на этой кухне, в этом доме все равно было тяжело. И Хаято представлял себе, каково сейчас Такеши.
- Меня только за вами послали. Но наверно всех.  Ламбо итак в Италии. Да и Хибари тут нет... - озадаченно ответил Реохей.
Гокудера одарил друзей мрачным взглядом. Общий сбор не означает ничего хорошего. Значит, Десятый будет делать настолько важное заявление, что должны присутствовать все хранители.
- Осьминожья башка, не отставай! Это вкусно! Вон, Ямомото тоже оценил! А он-то уж знает толк!
Гокудера сгреб себе свою порцию и одарил Сасагаву кислым взглядом.
- Кусок поперек горла встает... Суши никогда больше не будут такими вкусными, - вздохнув, ураганник принялся без особой охоты есть. Организм, видимо, еще не до конца пришел в себя, потому что предательски замутило. - Слушай, Ямамото... извини, что подставил своей самодеятельностью, - через силу проговорил подрывник. Ему стоило неимоверных усилий признать свою неправоту и тактический промах, едва не стоивший им жизни.
От слов Торфяной башки Хаято едва не поперхнулся рисом.
- Никакого "экстремальных" ДОМЧУ. Пусть Кусакабэ за руль садится, - он аж инстинктивно за бок простреленный схватился, вспомнив вчерашнюю езду. [AVA]http://s1.uploads.ru/t/0EZu6.png[/AVA]

+2

86

- А Тсуна не говорил, зачем всех собирает? - Ямамото невольно нахмурился. Что произошло за те два дня, что они с Гокудерой отсутствовали, если их сейчас так срочно выдергивают назад, в Италию? В таких случаях трудно быть оптимистом - наверняка произошло что-то очень нехорошее. Мелькнула мысль о том, что погиб кто-то из Хранителей или ближайших союзников, но мечник постарался отогнать эти мысли. Ему и без того тошно было.
А тут еще и подрывник озвучил то, о чем хранитель Дождя старался не думать. Такеши предпочел бы, чтобы ураганник вел себя так же, как Сасагава, избегая говорить о смерти Тсуеши, но... Бейсболист помрачнел и отставил недоеденную порцию бенто - еда действительно поперек горла встала.
- Не извиняйся. Ты ведь хотел как лучше, - правда, вышло даже хуже, чем "как всегда". У них прямо черная полоса невезения началась. Надо признать, хранитель Солнца очень вовремя появился, иначе все могло закончится намного хуже, - Но ты не должен выполнять за меня всю грязную работу, Гокудера. Пожалуйста, не вмешивайся больше, - просьба далась нелегко, но Ямамото не хотел больше подставлять друзей.. Если уж мстить за отца, то лично и в одиночку, чтобы никто из друзей не пострадал из-за этого.
- Думаю, будет действительно лучше, если поведет Кусакабэ-сан, - мечник примирительно улыбнулся боксеру, надеясь, что тот не обидится из-за того, что ему не доверяют руль. Нет, экстремальная езда - это, конечно, хорошо, но нервы дороже. Уж очень экстремально Реохей водил.
[AVA]http://s1.uploads.ru/C56WM.jpg[/AVA]

+1

87

- А это важно? – Рёохей прожевывает рис и недоуменно смотрит на Ямомото. Безусловно, интересно, что такого хочет сообщить Савада, но по большей части это абсолютно неважно. Если он посчитал, что  ему  нужны в Италии хранители Дождя и Урагана, то они должны туда прибыть, даже если ему всего-то надо разгадать кроссворд, где есть вопросы по бейсболу и химии. Сасагааваа пожимает плечами. - Прибудем узнаем.
Продолжая уплетать свою порцию, Рёохей с удивлением смотрит, как Ямомото отодвигает свою. То, что случилось с его отцом, не должно было произойти, этого нельзя было допускать, Сасагава даже представить себе боится, что должен испытывать Такеши. Но это не повод отказываться от еды. Рёохей чуть хмурится, но решает не настаивать на  том, что бы Ямомото доел все. Половину съел и то ладно. Доберутся до Италии и  уж там-то он присмотрит, что бы больные придерживались правильного режима. Гокудера вот, молодец, понимает всю необходимость питания.
- Вы мне экстремально не доверяете! - возмущение по большей мере наигранно. Ну, скорее наигранное, хотя и настоящего в этом восклицании хватает. Не так уж плохо он водит! И главное быстро. Но инстинктивный жест Гокудеры заставляет задуматься, что возможно не  слишком аккуратно. – Но ладно, я не возражаю. Кусакабэ?
Быть может он против, а за него уже все решили. Но нет, мужчина соглашается. Подобный вариант развития событий он предвидел ещё вчера: машина готова, все указание на время его занятости розаны, поездка до самолета должна оказаться быстрой и безопасной. Осталось только дождаться самих транспортируемых.
Те собственно долго ждать себя и не заставляют. Уже погружаясь в автомобиль, Рёохей вспоминает об одном чрезвычайно важном деле. Ну, не то что бы вспоминает... скорее ему об этом напоминает коробочка попавшая в поле зрения.
- А что с животными? - пламенные фамильяры довольно точно могут передать внутреннее состояние хозяина. И тоже зачастую нуждаются в лечении - подпитке извне. Так что по идеи этим надо было озаботиться чуть раньше.

+1

88

Железные ворота, ведущие во двор резиденции, медленно поползли в разные стороны.
Если бы кто-нибудь сейчас спросил у босса Вонголы, как тот себя чувствует, это бы поставило Тсуну в очень затруднительное положение… Нет, в реальности собеседник  получил бы ответ в стиле «спасибо, Джанини, не тревожься», «Ламбо, хорошо, сколько тебе нужно денег?» или «Хибари-сан, вы в порядке?! Что произошло? Никто не пострадал?!», но не в этом дело. Суть в том, что ответ на этот вопрос Савада пытался не давать даже себе самому. Как он себя чувствует? Ну, ему слегка жмут шикарные ботинки – чей-то там подарок. Пиджак можно было бы надеть и потеплее, а волосы лезут в глаза, потому что он с утра наивно попытался их расчесать. А то, что бурлило, шипело и кололось внутри, он старался не выпускать с подсознательного уровня. Потому что не он один тут обладает интуицией, а на вопросы типа «босс, почему вы выглядите так, как будто вас попытались замариновать в стопроцентном уксусе?» он все равно не сможет дать нормальный ответ. Знают итак уже двое, больше нельзя.
Черная лакированная дверь с затемненным стеклом открылась, выпуская на свет его семью. Почему всегда эти гладкие, как пули, черные ящерицы возят их по городу? Проще вместо номера набить большую надпись «мафиози». Надо бы поговорить об этом с…а кто поставляет им машины? Джанини знает. Вот с ним нужно будет все обсудить. Потом…когда…он вернется. Подумал Савада, проглотив слово «если».
Тем временем из машины вы…полз. Хранитель урагана Вонголы. Тсуна было сорвался с места, чтобы подбежать к бледному, как смерть, Гокудере, но силой воли в последний момент приклеился к колонне, возле которой стоял. С этим человеком ему будет сложнее всего. У Такеши, даже несмотря на потерю, все равно останется его воля и оптимизм, пусть и заметно поредевшие. Энтузиазм Сасагавы не уничтожить и слоновьей дозой транквилизатора, Мукуро все равно, Хибари знает свою работу, а Ламбо всегда умел выпускать боль через слезы. Но с Хаято разговор будет отдельным. Он всегда был прекрасным помощником. Но даже не будучи руководителем,  он брал на себя слишком много. Даже тогда, когда  тяжесть можно, нужно было разделить с семьей, он, как выяснилось, решал все сам. И Савада, к своему стыду обнаруживши масштабы бедствия слишком поздно, не был уверен, что белобрысый сейчас справится. Что ж, если он по-прежнему где-то на задворках сознания верит именно в мальчика с большими глазами и ярким пламенем во лбу, придется дать ему поговорить со взрослым, а заботливое дитя запереть подальше.
А вот когда из машины появился Ямамото, Тсуна все-таки выпрямился и пошел навстречу друзьям. Менее побитый внешне, внутри он должен был быть пустым и измученным.
- С возвращением! – Савада помнил, как мечник отреагировал на его жалость в прошлый раз, поэтому попытался убрать с лица все лишнее. Хотя вряд ли получилось. Смерть Тсуеши перевернула все в каждом из них. Она стала той точкой невозврата, когда невозможно было даже думать о том, чтобы идти дальше по пути «авось пронесет». Она легла в основу Решения, которое он из себя выдавил несколько дней назад. И ведь риск был даже бОльшим, на первый взгляд. Но необходимо отвлечь внимание от… так, это уже все обсуждалось и обдумывалось по кругу несколько раз. Хватит.
- Отдыхайте, пожалуйста. И спасибо, что вернулись в относительной целости, - теплые глаза заискрились, когда Тсуна улыбнулся друзьям. У них и так нет сил, расспрашивать о поездке будет свое время.
[AVA]http://s019.radikal.ru/i618/1407/2b/8ee633eab48b.jpg[/AVA][NIC]Тсунаеши Савада[/NIC]

+3

89

Все долгие часы перелета из Японии до Италии Гокудера проспал. Изредка он поднимал голову, бросал взгляд в полуприкрытый иллюминатор, в котором день сменяла ночь, натягивал повыше казенный плед и старался выкинуть из головы все мысли. Все до единой. Только вот равномерный гул двигателей самолета и тишина бизнес-класса все равно провоцировали на бесконечное осмысливание, прокручивание в голове в тысячный раз событий последних дней. И это было сродне пульсирующей болью в мозгу опухоли, от которой не помогали никакие обезболивающие. Поэтому Гокудера нащупывал на соседнем пустом кресле поднос с порошками лекарств и бутылку с водой, выпивал новую порцию снотворную и вновь засыпал. Но даже в отключке мозг продолжал работать, заставляя хранителя Урагана в очередной раз переживать события в Намимори.
Под конец перелета истерзанный организм сжалился-таки над хозяином и Гокудера часов 5 все же полноценно проспал без сновидений. Проснулся он уже, когда самолет пошел на посадку и кабину затрясло в турбулентных потоках. Хаято приоткрыл глаза, хмуро огляделся по сторонам, болезненно прищурившись на ярких солнечных лучах, бьющих в иллюминатор, и с трудом поднялся. Тело, затекшее после многочасовой неподвижности не слушалось, тут уж даже комфортабельные раскладывающиеся кресла не спасли. Плюс Гокудера еще не до конца пришел в себя после ранений, и слабость все равно ощущалась.
Молча хранитель Урагана проследовал за Ямамото и Сасагавой, полностью положившись на Реохея. Сегодня командовал хранитель Солнца, Хаято ему в этом полностью уступил. Не в его состоянии кучи ветоши было думать о чем-либо, кроме предстоящего отчета перед Савадой. Наверное, даже перспектива умереть в сражении с кем-нибудь из людей Бьякурана, не ввергала подрывника в такое состояние оцепенения.
Когда дверь открылась, первое, что увидел Хаято, был Десятый. Ему еще и "честь" выпала выбираться первым. Сасагава замешкался на переднем сидении, поэтому Гокудера стиснул зубы и выбрался наружу. Савада было шагнул в их сторону, но будто бы замялся и замешкался. Его Правая рука отвел взгляд в сторону. К счастью, долго топтаться на одном месте не пришлось, показались Ямамото и Сасагава, и босс переключил свое внимание на них.
- Отдыхайте, пожалуйста. И спасибо, что вернулись в относительной целости, - от этого теплого взгляда, мягкого голоса Гокудере захотелось взвыть раненым волком и свалиться перед Десятым на колени, как когда-то в порыве чувств, много лет назад, казавшихся целой вечностью.
- Простите меня, Десятый... я подверг нас с Ямамото неоправданному риску. Меня ослепили эмоции. Это недопустимо, - хрипло проговорил Гокудера, избегая встречаться с Савадой взглядом. Складки между бровей и в уголках поджатых губ сразу состарили хранителя Урагана на много лет, под стать пепельной шевелюре. Понимая, как жалко звучит его лепет и оправдания, Хаято все же пересилил свой стыд и боль и посмотрел на Тсуну потухшим усталым взглядом.[AVA]http://s1.uploads.ru/t/0EZu6.png[/AVA]

+3

90

Всю дорогу в аэропорт Ямамото старательно уверял Сасагаву, что с животными все в порядке и не стоит тратить пламя Солнца на них - в коробочках и леопард Урагана, и Коджиро скоро восстановятся естественным, так сказать, путем. Реохей же, видимо, в последнее время слишком часто общался с Луссурией и подхватил у варийского "коллеги" стремление вылечить всех вокруг. Нет уж, если они с Гокудерой временно не в форме, то хотя бы хранитель Солнца должен иметь полный запас пламени - мало ли что может случиться! Если придется сражаться, то основной удар придется взять на себя Сасагаве.
Перелет предстоял долгий, через несколько часовых поясов, поэтому хранитель Дождя постарался последовать примеру ураганника и поспать. Вот только выходило плохо: нервное возбуждение еще не до конца отпустило. Такеши то и дело задремывал, но просыпался от малейшего толчка, когда самолет попадал в воздушную яму, или шороха, особенно когда подрывник ерзал в своем кресле или тянулся за снотворным. В такие моменты Ямамото обеспокоенно смотрел на друга, но ничего не говорил. Ему вообще не хотелось говорить - ни с Хаято, ни с Реохеем, ни даже с Тсуной по прилету, но вот от разговора с Десятым точно никуда не деться. Хорошо хоть Сасагава то ли почувствовал общую мрачную атмосферу гнетущего молчания, то ли пожалел друзей и решил не мешать им спать, и вел себя на удивление тихо и спокойно что весь перелет, что дорогу от аэропорта до резиденции.
А в резиденции Савада встречал их у ворот. И отчего-то у хранителя Дождя кошки на душе заскребли, стоило ему увидеть Тсуну. Гиперинтуицией Неба мечник не обладал, но дурное предчувствие его не покидало. Снова в голове возник вопрос, что такого важного хотел им сообщить босс, но... Савада сказал отдыхать, словно намеренно оттягивал момент того самого серьезного разговора, ради которого выдернул их из Японии.
- Не волнуйся, Тсуна! Все в порядке! - Такеши постарался улыбнуться, словно событий последних дней и не было вовсе. Он привык всегда скрывать настоящие эмоции под улыбкой, и сейчас всеми силами старался убедить друзей, что действительно в полном порядке и переживать из-за него не стоит, - Мы чуть было не наломали дров, но все обошлось, - японец хлопнул ураганника по плечу, постаравшись отвлечь его от этого самоуничижения, которым Гокудера имел привычку заниматься. Вот ведь... мазохист гиперответственный! Сколько еще он собирается поедом себя есть из-за этого промаха? - Ты совершенно прав, нам нужно немного отдохнуть. Но, может, сначала скажешь, зачем ты отправил за нами Реохея?
[AVA]http://s1.uploads.ru/C56WM.jpg[/AVA]

+2


Вы здесь » KHR. Skyfire » Будущее » The first victims


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC